Дмитрий Башкиров: "Те, которые всё гладенько, хорошо играют, мне неинтересны"

12 июня 2018 /
  1. Интервью
Дмитрий Башкиров:

Дмитрий Башкиров, корифей русской фортепианной школы, феноменальный пианист и педагог, воспитавший целую плеяду учеников с мировыми именами, профессор Высшей школы музыки имени королевы Софии в Мадриде и Музыкальной академии на озере Комо, член жюри самых престижных международных конкурсов, вновь облачится в воображаемую судейскую мантию. На сей раз в составе жюри международного конкурса «11 путей на Мальту».

— Дмитрий Александрович, мы неоднократно встречались с вами на Международном конкурсе пианистов имени Артура Рубинштейна, где вы были членом жюри. И не раз мне доводилось слышать из ваших уст, что «конкурс — это печальная необходимость». Тем не менее, ваша собственная карьера началась как раз с Гран-при на конкурсе Маргерит Лонг и Жака Тибо, не так ли?

— Да, это так. Но я никогда не отрицал полезности конкурсов. Я просто говорил, что для меня это было печальной необходимостью. Потому что я ни тогда, ни потом не хотел на конкурсах играть, однако надо было как-то о себе заявить. И после того, как я получил Гран-при на конкурсе Маргерит Лонг, я дал себе слово, что больше никогда в жизни не буду участвовать ни в одном музыкальном состязании. Меня уговаривали принять участие в конкурсе Чайковского и в разных прочих, но я сказал: мне повезло, слава Богу, но я не конкурсный пианист, ни за что! Так я думал после победы — тогда этот парижский конкурс был одним из самых влиятельных в Европе — «если смогу удержаться на сцене, спасибо конкурсу». Но я с удовольствием сижу в хороших жюри, и 80 процентов этих жюри вполне доброкачественны. Так что в принципе конкурсы — это печальная необходимость, но… необходимость.

— А существует ли некий универсальный тип, стандарт пианиста, который нравится всякому жюри?

— Это зависит от жюри. Есть какой-то уровень — дело не в техническом, а в музыкальном богатстве того или иного конкурсанта. И если молодые люди играют достаточно профессионально и к тому же показывают, что они музыкальны по-настоящему, нужно быть очень нехорошим членом жюри, чтобы сделать так, чтобы эти конкурсанты не получили премию. С одной стороны, сами участники — это тоже очень хитрое дело. Часто случается, что выдающийся талант может играть что-то просто замечательно, а какую-то стилистику откровенно нехорошо. И тогда он, являя собой в сильных своих качествах очень интересную личность, не получит первую премию. С другой стороны, я пришел к выводу, что вне конкурсов пианисты, которые одинаково хорошо все играют, для меня не самые яркие индивидуальности. Самые яркие индивидуальности для меня — такие, каким в России был Владимир Софроницкий, к примеру, который что-то играл так, как никому не снилось, а какие-то вещи ему не удавались. Даже Рихтер играл массу вещей замечательно, а что-то и вовсе неудачно. В общем, те, которые все гладенько, хорошо играют, мне неинтересны. А кому-то как раз нужно, чтобы все было гладенько и хорошо. В этом отношении конкурсы очень опасны.

— Однако как член жюри вы буквально нарасхват… А где вы теперь живете? Мне сказал один из ваших учеников, что сегодня вас можно чаще встретить в Москве, нежели в Мадриде, где вы проводите восемь дней в месяц…

— Точнее было бы сказать, что я живу в самолете. Так что, если пришлось бы назвать меня представителем определенной страны, нужно было бы объявить: «Башкиров. Самолет». А единственная моя квартира находится в Москве. Я всегда говорю: «Россия — родная, Испания — двоюродная».

— Но вы довольно давно уже профессорствуете в Мадриде, в Высшей школе музыки имени королевы Софии, и в Музыкальной академии на озере Комо в Италии…

— Совершенно верно, с 1991 года я преподаю в Мадриде, более того, специальным декретом короля мне было без очереди предоставлено испанское гражданство.

— Наверное, вам доводилось встречаться с королевой Софией?

— О да! Она не просто была и есть королева, хотя сейчас она уже королева-бабушка. Она невероятной культуры и невероятной интеллигентности человек, к тому же очень любит музыку и очень помогает нашей школе. И вообще, она совершенно очаровательна. Мы общались несколько раз, хотя я по-испански до сих пор не говорю, у меня есть некоторый английский и свободный немецкий. И я как-то этим обхожусь. Впрочем, Академия королевы Софии — единственная высшая школа Испании, в которой преподают иностранные профессора. У нас была замечательная Наталья Шаховская, заведующая кафедрой виолончели (к сожалению, ее не стало в прошлом году), Захар Брон, который заведовал кафедрой скрипки, ну и я, завкафедрой фортепиано, давным-давно уже командую парадом (улыбается).

— К слову, о заведовании кафедрой. Другой ваш ученик сказал, что вы — очень строгий, и все ваши воспитанники вас не только обожают, но и побаиваются…

— Да, я строгий, совершенно верно. Мои ученики всегда волнуются, когда я прихожу на их концерт. Некоторым уже немало лет, кому-то даже за 60, но мое присутствие заставляет их нервничать.

— Ваш первый педагог, профессор Анастасия Вирсаладзе — бабушка Элисо Вирсаладзе, между прочим — тоже была строгой?

— Кто? Анастасия Давыдовна — строгой?! Совершенно нет! Полная противоположность внучке! Она была изумительного обаяния, доброты и музыкальности человек. Она была ангелом во плоти. Она училась пять лет у Анны Есиповой в Петербурге, женщины-пианистки номер один, она вобрала в себя высочайший профессионализм, культуру, у нее изумительно звучал рояль. Я у нее занимался с семи лет. Она умела общаться со всеми, она умела все. Она была невероятно благородна во всех своих поступках, замечательной гуманности человек… Вот, скажем, такой пример: Игумнова во время войны перевезли в Тбилиси, поскольку боялись, что Москва будет взята немцами — и моя Анастасия Давыдовна на два года поселила его в своей квартире.

Дмитрий Башкиров: "Те, которые всё гладенько, хорошо играют, мне неинтересны"— Такие люди вам встречаются теперь?

— Реже. Но они есть. Королева София — такой человек.

— А в Московской консерватории вы уже не преподаете?

— Нет, но я горжусь тем, что мне присвоено было звание почетного профессора Московской консерватории. Причем постфактум, уже после того, как я перестал преподавать в Москве — очевидно, учитывая произведенную мною педагогическую продукцию. Признаюсь, я всегда любил педагогику больше, чем свою игру.

— Многими годами ранее вы учились у Александра Гольденвейзера, который сделал вас своим ассистентом и, соответственно, наследником всей этой великой фортепианной традиции — той, что называется русской исполнительской школой. Как вы полагаете, остались ли еще у таковой опознавательные знаки при нынешнем глобализме?

— Русская фортепианная школа была и есть, но — говорю честно — педагогический состав и молодые таланты уступают и в количестве, и в качестве тем педагогам, которые преподавали, когда я учился. Игумнов, Гольденвейзер, Файнберг, Нейгауз, Гилельс, Оборин, Флиер — это было что-то невероятное! Сейчас два-три человека на таком уровне… Но так везде: и в исполнительстве, и в поэзии, и в живописи. А разве есть сейчас столько гениальных композиторов, сколько было в прошлом? Нет. И исполнителей нет. Может, будут, ибо малышня сейчас прекрасная — я, среди прочего, сижу в жюри «Щелкунчика» и с восторгом наблюдаю за этими клопышами.

— Кроме музыки, у вас были еще увлечения?

— Женским полом, вы имеете в виду? (смеется) Еще как были! Я вообще никогда не занимался на рояле больше двух с половиной — трех часов, как ни трудно в это поверить. А увлекался многим. Я очень любил литературу, мне нравилась живопись. Любил по горам ходить, по 20—25 километров проходил за день, очень любил хорошее вино, любил фотографию — и это передалось сыну, он прекрасный фотохудожник. Я вообще очень любвеобилен, и касается это не только людей, но и природы, которую я обожаю. Но главное это, конечно, музыка. Музыка ведь — не часы игры, а жизнь без остатка. Суть существования, я бы так сказал.

— Ваша музыкальная династия началась еще с вашей бабушки и продолжается по сей день, правда, ваш внук Михаэль Баренбойм — скрипач, а не пианист. Радует ли вас это или огорчает?

— Любой инструмент, кроме барабана, меня радует. Хотя, когда мне было пять лет, моя музыкальная бабушка спросила меня, на каком инструменте я хочу играть. На контрабасе, — ответил я. Она удивилась: — Почему? И я ответил: — Он такой большой! Но единственный инструмент, на котором можно выразить нечто подобное оркестру, — это фортепиано. И я безмерно рад, что моя дочь Лена — пианистка и источник моих бесконечных удивлений. Она играет с каждым годом все лучше и лучше. Я ее не учил, когда она только начинала, не я был ее первым преподавателем — я появился, когда ей было лет 14. А до того ее вели по музыкальной жизни другие, более пригодные для этого люди. У нас в Москве, в центральной спецшколе, работали несколько бесконечно талантливых старых дам, умеющих заниматься с малышами. Разговаривать с ними, учить их, любить. Это особый талант. Ну и, конечно, Лену вылепили два гения, два выдающихся человека: Гидон Кремер и Даниэль Баренбойм. У нее была для этого почва, она умела взять все хорошее — и теперь я ею горжусь. Что касается внука, то я, часто бывая в Берлине, обнаружил, что в знаменитой новой музыкальной Академии имени Баренбойма Миша прекрасно стал преподавать камерную музыку. И им я тоже очень горжусь. А вообще кто бы мог подумать — родители у меня были абсолютно антимузыкальными! И только благодаря бабушке я стал более­-менее музыкальным человеком (смеется). Кстати, история описала круг: мои дочь и внуки живут в Берлине, а бабушка в свое время училась у Франца Ксавера Шарвенки, который основал в Берлине собственную консерваторию и руководил ею до 1891 года.

— Это бабушка по отцовской линии, правда?

— Да, по материнской у меня Штерны, ученые, к музыке отношения не имеющие, а вот по отцовской случилась замечательно музыкальная бабушка, которая преподавала музыку в школе в Тифлисе.

— И была она женой дедушки по фамилии Башкиров; откройте же, наконец, секрет — каково происхождение вашей необычной фамилии?

— Да нет, довольно обычная русская фамилия. Вот, к примеру, в романе Алексея Толстого «Хождение по мукам» описывается, как русские солдаты с фронтов Первой мировой войны возвращаются домой в поезде, и один, вынимая трофей, говорит: «эту пенсне у миллионера Башкирова взял». Никаких миллионеров у меня в роду не было, но фамилия известная.

— Вы как-то поделились, что у вас есть дирижерская палочка Антона Рубинштейна. Как она к вам попала?

— Очень просто: я учился в обычной средней школе, там преподавалось пение, и была у меня чудная учительница по фамилии Пахомова. И в один прекрасный день на уроке пения она протянула мне фотографию Антона Рубинштейна с надписью: «Василию Ивановичу Пахомову на добрую память от Антона Рубинштейна. Коджори, 1894 год» и дирижерскую палочку. Оказалось, Рубинштейн подарил все это ее мужу-хормейстеру, с которым был дружен. А Коджори — это горный курорт, куда из Тбилиси можно пешком было дойти, каких-то 15 километров… Но еще больше я горжусь письмом Шостаковича. Когда я был еще молод, мы играли в трио с замечательным скрипачом Игорем Безродным и очень хорошим виолончелистом Михаилом Хомицером и записали, среди прочего, диск с Трио Моцарта, Чайковского и Шостаковича. И я предложил подарить этот диск Дмитрию Дмитриевичу к Новому году, несмотря на то, что по собственному усмотрению изменил в его опусе темпы и еще кое-что. Коллеги были категорически против, опасаясь шостаковического гнева по поводу наших вольностей; тем не менее, я рискнул — и 27 декабря 1969 года отправил ему диск. 3 января я получил письмо от Дмитрия Дмитриевича, который никогда со мной не контактировал: «Дорогой Дмитрий Александрович, благодарю вас за столь драгоценный для меня подарок — изумительное исполнение моего Трио. Крепко жму вам руку, ваш Дмитрий Шостакович».

— Вам впервые доведется судействовать на международном фортепианном конкурсе «11 путей на Мальту» в Валлетте. Какие эмоции у вас с этим связаны, какие ожидания?

— Я давно хотел попасть на Мальту, тем более, что там будет сидеть в жюри один из любимых моих учеников, замечательный пианист и педагог Дмитрий Алексеев. Да и вообще там собралось хорошее жюри. Кроме того, насколько я знаю, конкурс очень щедро субсидируется спонсорами. И время замечательное — апрель месяц, тепло, но не жарко. Так что поддерживаю это начинание со всех сторон.

— Однажды я беседовала с вашей дочерью Леной по поводу филигранной работы над звуком, и она раскрыла мне одну из тайн исполнительского туше: «звук происходит прежде всего в голове у человека — этому меня научил отец», сказала она. Речь идет о том, что нужно ноту так прочувствовать, чтобы она прозвучала сначала внутри, услышать ее внутренним ухом, а потом уже ее брать. Отчего многие современные сверхскоростные пианисты этим знанием обделены? Или, не исключено, им владеют только ученики Дмитрия Башкирова?

(хохочет) Конечно, не только. Но я на всю жизнь запомнил фразу Анас­тасии Вирсаладзе. «Делик (мои оба родителя, очень известные инженеры, они проектировали гидроэлектростанции в Грузии, думали, что родится девочка, и решили назвать ее в шутку Дельтой — есть такая бесконечно малая математическая величина; те, кто знает меня с юности, до сих пор называют меня не Дмитрием, а Деликом), пощупывай клавиши не так, а вот так — тогда рояль поет».

— У вас есть свой свод правил жизни, своя личная конституция?

— Можно сказать, что да. Я никогда не смешивал профессию и личную жизнь. И старался во всем, что касается музыки — которая основа всех основ, мой символ веры — не позволять себе ничего недостойного.

Беседовала Алиса Вернадская


Изображения публикации


Метки статьи:

11 путей на Мальту Мальтийский международный музыкальный фестиваль Мальтийско-Российский фонд дружбы Музыкальные фестивали на Мальте События на Мальте Музыкальные конкурсы

Читайте также:

Анжелика на Мальте, или Остров, осененный Крестом

31 марта 2018

Анжелика на Мальте, или Остров, осененный Крестом | Мальтийский вестник

«Анжелика оперлась на мраморный балкон. Красные блики заходящего солнца проникали в комнату и отражались на черных и белых плитах пола. Около нее стояла корзинка винограда, присланного шевалье де Рошбрюном. Этот любезный вельможа сохранял на Мальте те куртуазные манеры, коими был известен еще в Версале. Как глава французского ответвления Мальтийского ордена, он счастлив был предложить госпоже дю Плесси-Бельер пристанище в своей Гостинице…» Анн и Серж Голон. Неукротимая Анжелика (Indomptable Angélique)

Проект «Дни мальтийской музыки» в России продолжается

31 октября 2019

Проект «Дни мальтийской музыки» в России продолжается | Мальтийский вестник

Шедевры классической музыки в исполнении мальтийских музыкантов снова и снова звучат в городах России. Проект «Дни мальтийской музыки», организованный Европейским Фондом Поддержки Культуры совместно с Международным культурным фондом и Ассоциацией поддержки культурных и коммерческих инициатив (АПКИ), представлен в концертных залах Российской Федерации с 25 мая по 15 декабря.

Concerto Grosso

17 июля 2018

Concerto Grosso | Мальтийский вестник

Extravaganza in Floriana: Vivaldi the Baroque knight and other seasons

Песня на два голоса

31 августа 2019

Песня на два голоса | Мальтийский вестник

8 июля в Российском центре науки и культуры на Мальте праздновали День семьи, любви и верности. В числе главных героев этого праздника, получивших награды «За любовь и верность», были Виктория и Мартин Микаллефы — удивительная пара, совместный путь которой насчитывает несколько десятков лет.

Классическая музыка — спасительная энергия и зеркало человеческой души

03 июня 2019

Классическая музыка — спасительная энергия и зеркало человеческой души | Мальтийский вестник

Прошедший в мае на Мальте Международный фестиваль классической музыки натолкнул меня на размышления о том, как этот вид искусства влияет на здоровье человека. Чтобы получить ответ, я обратилась к специалисту — Ольге Евгеньевне Портняге. Моя собеседница — психоаналитически ориентированный индивидуальный и семейный психолог, диагност когнитивных функций и эмоционально-волевой сферы, консультант по вопросам детско-родительских отношений, практикующий более десяти лет.

События декабря 2017: день за днем

01 декабря 2017

События декабря 2017: день за днем | Мальтийский вестник

Календарь событий на Мальте в декабре 2017 года. Куда сходить на Мальте, что посмотреть. Концерты, фесты, фестивали и шоу, выставки и музеи, исторические реконструкции, спортивные мероприятия для всей семьи!

Новости Мальты

Один дома в Рождество | Мальтийский вестник

Один дома в Рождество

23 ноября 2020

Большинство жителей Мальты собираются провести рождественские праздники дома — сообщает Times of Malta. По данным издания, о планах праздновать Рождество в одиночестве или вдвоем, сообщили около 53% опрошенных. При этом 37% намерены встретиться с д...


Андреа Бочелли принял участие в проекте Мальтийского управления по туризму | Мальтийский вестник

Андреа Бочелли принял участие в проекте Мальтийского управления по туризму

19 ноября 2020

Всемирно известный тенор Андреа Бочелли провел на Мальте несколько дней для подготовки нового музыкального проекта, инициированного Мальтийским управлением по туризму совместно со Средиземноморским туристическим фондом. По словам Министра туризма...


Между Мальтийской торговой палатой и Ассоциацией деятелей искусства подписано соглашение о сотрудничестве | Мальтийский вестник

Между Мальтийской торговой палатой и Ассоциацией деятелей искусства подписано соглашение о сотрудничестве

19 ноября 2020

Мальтийская торговая палата и Мальтийская ассоциация индустрии развлечений и искусства (Malta Entertainment Industry and Arts Association (MEIA)) подписали соглашение о сотрудничестве. Об этом сообщает сайт Мальтийской торговой палаты. Для подписания ...


Выездной туризм на Мальте сократился на 75% | Мальтийский вестник

Выездной туризм на Мальте сократился на 75%

13 ноября 2020

Как сообщает мальтийское издание Times of Malta, количество людей, вылетевших с Мальты в период с июля по сентябрь 2020-го года, сократилось на три четверти по сравнению с прошлым годом. Самым популярным направлением для поездок с Мальты остается Итал...


Мальтийский книжный фестиваль 2020 стартовал | Мальтийский вестник

Мальтийский книжный фестиваль 2020 стартовал

12 ноября 2020

Мальтийский книжный фестиваль 2020 в этом году впервые проходит онлайн. С 1 по 15 ноября к событиям фестиваля можно подключиться на страницах официального сайта Мальтийского национального книжного совета (National Book Council) и на странице в сети Fac...


В Валлетте представили программу рождественских празднований | Мальтийский вестник

В Валлетте представили программу рождественских празднований

11 ноября 2020

Праздничные мероприятия подготовлены культурным агентством «Валлетта», в сотрудничестве с Министерством национального наследия, искусств и местного самоуправления и Мальтийским управлением по туризму. Председатель культурного агентства «Валлетта» Д...


Скоро на Мальте

В этом году традиционный фестиваль проходит под девизом: «Вовлекайте, изучайте, решайтесь!»

Фестиваль Science in the City

Палаццо Фальсон проводит виртуальный семинар, в процессе которого дети смогут изготовить рождественские сувениры

Виртуальный мастер-класс «Мастерская Рудольфа»

Вилла Фрере откроет свои двери для гостей 13 декабря, с 9.00 - 16.00

День открытых дверей: Вилла Фрере

Оперные концерты — часть проекта «Рождество в городе», представленного культурным агентством «Валлетта»

Городская опера

Концерт камерной музыки, представленный музыкантами Мальтийского филармонического оркестра в старинном Маноэль Театре в Валлетте, посвященный 250-летию со дня рождения Людвига ван Бетховена.

Вечер с Бетховеном