Дмитрий Северюхин: «Я прежде всего — поэт!»

24 марта 2018 /
  1. Интервью
  2. Статьи
Дмитрий Северюхин: «Я прежде всего —  поэт!» — Мальтийский вестник
Дмитрий Яковлевич Северюхин дает лекцию в РЦНК на Мальте

15 февраля в рамках цикла культурно-образовательных акций «Петербургские встречи на Мальте» в Российском центре науки и культуры состоялась лекция «Великий русский Исход: культура Русского зарубежья» Дмитрия Яковлевича Северюхина.

Это потрясающе многогранный человек! Искусствовед, историк, физик, исследователь ленинградского Самиздата 1950-х-1980-х гг., старого и нового художественного Петербурга, но прежде всего — поэт, стихи которого выходили в Санкт-Петербурге, Москве, Мюнхене, Иерусалиме и заслужили любовь читателей. Он создал биографический словарь «Художники русской эмиграции» в соавторстве с О.Л. Лейкиндом. Важно добавить, что работа продолжается и поныне — в виде колоссального сайта «Художники Русского Зарубежья», artrz.ru — во многом благодаря Комитету по внешним связям Санкт-Петербурга, который на протяжении нескольких лет оказывал финансовую помощь в реализации электронного проекта.

Работы Дмитрия Яковлевича открывают перед нами настоящий «затерянный мир», о котором в известной песне Александра Малинина о кладбище русской эмиграции Сен-Женевьев-де-Буа под Парижем поется: «Вроде бы русские, вроде бы — наши, только не наши они, а ничьи». Дмитрий Северюхин всей своей научной и писательской деятельностью доказал, что художники Русского зарубежья именно свои и наши, русские, гордость русской культуры.

— Дмитрий Яковлевич, вы один из авторов биографического словаря «Художники русской эмиграции» (в соавторстве с О.Л. Лейкиндом). Общались ли вы в процессе работы над этим словарем с выдающимися представителями Русского зарубежья, имели ли доступ к их архивам?

— Конечно, общался. Я состоял в переписке со многими деятелями Русского зарубежья — собирателями, художниками, потомками художников. Неоднократно ездил в Париж и Ниццу, в США, переписывался с художниками, живущими в разных странах. Работа над биографическим словарем «Художники русской эмиграции» началась очень давно, в 1982 г. Тогда еще были живы сами художники, о которых мы писали в словаре.

— То есть не их потомки, а они сами?

— Да, они сами. Например, Всеволод Добужинский, сын Мстислава Добужинского, Олег Цингер, чудесный художник, который работал много в Германии, он, кстати, описан Граниным в романе «Зубр» про Тимофеева-Ресовского, Марина Судлецкая, которая была дочерью другого выдающегося художника Василия Масютина, и сама — художница. Она тогда еще была жива, дожила до ста лет в Америке. Были и коллекционеры: Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский, Рене Герра, Кирилл Васильевич Махров, господа из города Неймеген в Голландии, Альберт Леменс и Серж Стоммелс, великолепные собиратели русской иллюстрированной книги XIX-XX века, — это все мои друзья.

— Вы до сих пор поддерживаете с ними отношения?

— С теми, кто жив. Тогда еще можно было со многими поговорить, переписываться. Сейчас многих из моих собеседников уже нет в живых.

— Имели ли вы доступ к архивам художников Русского Зарубежья и  их семей?

— Конечно, мы занимались архивами. Некоторые архивы оцифрованы, как, например, Архивы американского искусства, там многое можно получить за деньги. Семейные архивы, переписка… мы обязательно все это исследовали. Нам, авторам биографического словаря, были важны точные данные. И нашей опорой были справочники по искусству на самых разных языках. На основании этих справочников выбиралась основная часть биографии. Мы прошли очень последовательно нашу русскую литературу по искусству, где можно было по крупицам собирать сведения о художниках Русского зарубежья. Мы целенаправленно, страница за страницей, проработали доступную нам эмигрантскую прессу. Она, к сожалению, недоступна в целости, потому что отсутствуют некоторые номера газет и даже целые подшивки. Но в целом такие газеты, как парижская «Русская мысль», «Новая заря» Сан-Франциско, были нам доступны… На этой основе была сделана хроника.

Дмитрий Северюхин: «Я прежде всего —  поэт!»
Портрет Хаима Сутина 
кисти Амедео Модильяни

Но когда мы подошли к завершению нашей работы, вопрос изучения русской эмиграции приобрел глобальный масштаб, и в наши руки попали замечательные издания Фонда имени А.И. Солженицына в Москве. Мы сотрудничаем со Львом Абрамовичем Мнухиным, под редакцией которого вышел многотомный справочник «Русское Зарубежье во Франции», сотрудничали с Е.А. Александровым, уже покойным, это биографический словарь «Русские в Северной Америке». И вот такие новые издания позволили завершить, закруглить, отлакировать, если угодно, ту работу, которую мы начали собирать в советское время, когда основные источники были, увы, недоступны.

— Почему вы обратились именно к этой теме, к жизни и деятельности художников Русского зарубежья?

— Это не единственная моя тема. Моя докторская диссертация написана совсем на другую тему. Мы с Лейкиндом оба инженеры, физики, к началу работы над словарем не имели профессионального искусствоведческого образования. Это сейчас я доктор искусствоведения. Но для меня тогда была открытием запретная страница, запретный том русской культуры. Запретная в советские времена культура Русского зарубежья. Люди моего поколения понимают, что за исключением десятка первых имен, таких как И. Бунин, А. Бенуа, мы мало что знаем о культуре Русского зарубежья.

Но если вы назовете тоже первые имена, например, имена Кандинского и Шагала, то увидите, как мало о них было опубликовано в советское время. Как мало и как плохо, как нечестно! А про великого скульптора Александра Порфирьевича Архипенко, одного из величайших скульпторов ХХ века, в советские годы вообще не было написано ничего.

В период работы над словарем мы с каждым днем и часом открывали все новые и новые имена. В начале в поле нашего зрения попали очень известные художники из объединения «Мир искусства»: Добужинский, Серебрякова, Бакст. Потом мы увидели, что и Репин был эмигрантом, что уж тут говорить. Коровин, Малявин, Серебрякова — это все художники первого круга. Порой мы открывали новых и новых художников. Порой за странными-иностранными фамилиями открывался русский человек. Даже если он был не русский, а еврей, который пронес через всю жизнь причастность к русской культуре. Скажем, написал мемуары на русском языке.

Дмитрий Северюхин: «Я прежде всего —  поэт!»Как, например, Хаим Сутин, выставка которого проходит сейчас в Музее Фаберже в Петербурге. Сутин знал наизусть поэмы Пушкина и вообще ни на каком языке грамотно не говорил, кроме русского. Почему же мы должны зацикливаться на том, что он родился в Белоруссии, жил в Париже, а по национальности — еврей?! Он, конечно же, глубоко русский человек. Как русский он и прожил свою жизнь и умер…

— То есть, по-русски завершил свою жизнь?

— Отчасти, да.

— Назовите пятерку наиболее выдающихся художников русской эмиграции ХХ века (с вашей точки зрения).

— В пятерку я не уложусь. Две величины, которые делят между собой первое место, это Кандинский и Шагал. Все любят джаз и блюз. Шагала любят все. Русская скульптура — это Александр Архипенко, я не отдам его никакой другой стране, хотя он родился в Киеве, это Яков (Жак) Липшиц, это Осип Цадкин, два родных брата, но творившие под разными именами, это Антуан Певзнер и Наум Габо, Хана Орлова. Это лица, которые заложили основу модернистской скульптуры ХХ века.

В сфере театрального искусства — Бакст, Ларионов, Гончарова, художники, которые делят первое место в десятке.

Мода — это Роман Тырков, выдающийся художник моды. Я бы мог назвать и фотографов — например, Георгия Вакевича.

Русские художники оставили след во многих направлениях искусства. Весь исторический центр Белграда построен русскими архитекторами. Это и живший на Мальте Н. Краснов, в том числе. Весь исторический центр Харбина построен русскими архитекторами, в том числе и великим архитектором Хреновым.

В Голливуде работал такой выдающийся художник, как Сергей Судейкин… Очень много художников Русского зарубежья работало в сфере книжной иллюстрации. Французское искусство книги во многом создано русскими. Вот, например, книга художника. Коллекционное издание, где художник сделал не просто иллюстрации, а образ книги. Тираж у такого издания может быть 10-20 экземпляров. Так, Шагал проиллюстрировал «Мертвые души» Гоголя, не только проиллюстрировал — создал книгу художника. Можно привести и другие примеры. Это редкие книги, которые нужно бережно, в перчатках смотреть.

Марк Ротко (Роткович), трагически оборвавший сам свою жизнь, — это русский художник, живший в Америке. Энди Уорхол имел русские корни, хотя он очень мало жил в России. На Запад переехали ювелиры и художники фирмы Фаберже. Или, например, граф Сахновский, петербуржец, основоположник автомобильного дизайна в Америке…

— Получается, что вся наша автомобильная мысль уехала туда?

— Во многом. Знаете, сначала у нас с Лейкиндом сначала был такой азарт дилетантского собирательства. С другой стороны, мы стали понимать, каковы масштабы потерь для России. Если изобретатель вертолета Сикорский оказался в Америке и изобретатель телевизора Зворыкин тоже оказался в Америке, то каковы потери для русского искусства? Не состоялись многие направления, которые, увы, оказались невостребованными в советской культуре.

Казимир Малевич посидел в тюрьме и быстро умер. А ведь это Малевич, мировая величина! Он умер у нас, в Советском Союзе, в 1935 году. Татлин, еще один корифей, умер в безвестности и бедности. Остальных выперли.

Дмитрий Северюхин: «Я прежде всего —  поэт!»
Владимир Евграфович Татлин

Художнику очень трудно развиваться в чужой среде. Своя среда — это поддержка меценатов, опора на национальную школу. За спиной художника должна стоять держава. Если у художника покупает картину Русский музей или Третьяковская галерея, то это подчеркивает ранг художника, национальное значение его творчества. Если же у художника не покупают картину выдающиеся национальные музеи, то кому он тогда нужен в Париже?

Тогда художник работает на салонную культуру. И его картина висит над столом, над диваном, и никто не думает, что когда-нибудь она окажется в музее. Это очень большое понижение русской культуры. Держава не стояла за русскими художниками. Я не говорю о том, что можно было поддержать и художников академического направления, но и этого не произошло.

Итак, мы занимались не только художниками, мы занимались историей своей страны. Мы открывали целый континент. Мы написали 2 000 биографий. Это фотографы, дизайнеры, модельеры, пошивщики театральных костюмов… Сейчас наша работа продолжается в виде колоссального сайта «Художники Русского Зарубежья» — artrz.ru. На протяжении нескольких лет Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга оказывал финансовую помощь в реализации этого проекта. Сейчас мы получили грант и, надеюсь, издадим новую книгу.

— Еще одним важным направлением вашей деятельности является изучение русского андеграунда. Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее.

— Видите ли, я долгое время находился в среде русского андеграунда, и вторая большая книга у меня — это «Самиздат Ленинграда: 1950-е-1980-е. Литературная энциклопедия». Она издана в 2003 году. Ленинградский самиздат — специфическое явление. У нас к числу самиздатчиков принадлежат такие выдающиеся личности, как Ахматова, Битов, братья Стругацкие. «Поэму без героя» Ахматовой мы все читали до того, как она была опубликована.

— В 2008 г. вы выпустили книгу «Старый художественный Петербург: Рынок и самоорганизация художников от начала XVIII века до 1932 г.», получившую Анциферовскую премию и медаль за лучший научный труд по истории Санкт-Петербурга 2009 года. Расскажите, пожалуйста, об этом важном направлении вашей деятельности.

— Да, я занимался историей художественного рынка России, от Петра I и до современности. У меня вышла книга «Старый художественный Петербург», а потом — «Новый художественный Петербург». Скоро выйдет книга «Старый и новый художественный Петербург».

Это книги о художественной рыночной практике. Это тема моей докторской диссертации. За книгу «Старый художественный Петербург» я получил Анциферовскую премию. Ее очень высоко оценили. Но я к ней скромнее отношусь, потому что вижу в ней массу несовершенств.

Но если вы меня спросите, кто я вообще, то я скажу, что я — поэт, член Союза писателей России. Выпустил несколько поэтических сборников. Мои стихи публиковались в разных странах и городах, Москве, Петербурге, Мюнхене, Иерусалиме. Так что я прежде всего — поэт…

Беседовали Елена Раскина и Светлана Велла

Благодарим Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга и Российский центр науки и культуры на Мальте за помощь в подготовке интервью

Андрей
Муравьев

Директор Российского центра науки и культуры на Мальте

Дмитрий Северюхин: «Я прежде всего —  поэт!»

Хотели бы выразить искреннюю благодарность уважаемому Дмитрию Яковлевичу Северюхину, доктору искусствоведения, профессору Академии русского балета, профессору Санкт-Петербургского государственного университета технологии и дизайна, за интереснейшую лекцию, посвященную тематике великого русского Исхода и культуре Русского зарубежья в рамках цикла культурно-просветительских мероприятий «Петербургские встречи на Мальте», которая состоялась в Российском центре науки и культуры 15 февраля. Лекция, безусловно, способствовала популяризации знаний об истории и культуре Русского зарубежья и его выдающихся представителях среди российских соотечественников на Мальте, а также продемонстрировала активную работу российских организаций по сохранению и изучению исторического наследия Русского зарубежья. С нашей стороны, хотели бы пожелать дальнейших успехов Дмитрию Яковлевичу!


Метки статьи:

Российский центр науки и культуры на Мальте Русская литература События на Мальте

Читайте также:

«Я чувствую, как с каждым моим приездом мальтийская публика становится все более понимающей, чуткой и любящей классическую музыку»

16 мая 2018

«Я чувствую, как с каждым моим приездом мальтийская публика становится все более понимающей, чуткой и любящей классическую музыку» | Мальтийский вестник

Нарек Ахназарян — частый и особо любимый публикой гость на Мальте. Победитель Международного конкурса им. Чайковского в Москве за несколько лет покорил большинство престижных залов мира. В 2018 году он стал артистом-резидентом Мальтийского филармонического оркестра. Это значит, что мальтийская публика будет регулярно встречаться с артистом. «Мальтийский вестник» поговорил с Нареком накануне его выступления на Мальтийском международном музыкальном фестивале.

Александр Сомов: «Я глубоко убежден, что само по себе движение ничего не значит»

20 сентября 2017

Александр Сомов: «Я глубоко убежден, что само по себе движение ничего не значит» | Мальтийский вестник

Хореограф спектакля «Хрустальный дворец», солист балета Большого театра Александр Сомов считает, что разделение на жанры — всего лишь условность, и что профессии режиссера и хореографа в данном случае тоже неразделимы.

Екатерина Мечетина: «Артист должен завораживать зал...»

11 марта 2020

Екатерина Мечетина: «Артист должен завораживать зал...» | Мальтийский вестник

С четырех лет за фортепиано, первый сольный концерт в 10 лет на сцене Центральной музыкальной школы, в 12 лет — гастроли в Японии, затем сцены мировых столиц и российских городов. Одна из самых ярких звезд нового поколения музыкантов, заслуженная артистка РФ, солистка Московской филармонии Екатерина Мечетина даст концерт в рамках Девятого Мальтийского международного музыкального фестиваля, организованного Европейским Фондом Поддержки Культуры.

Behind the scenes... and at the heart of it all!

18 июля 2018

Behind the scenes... and at the heart of it all! | Мальтийский вестник

Our invisible army – a team of assistants to the festival participants – consists of a number of beautiful, well-educated, outstanding and charismatic young women.

Доблесть и слава, или история и тайны рыцарского оружия

01 февраля 2020

Доблесть и слава, или история и тайны рыцарского оружия | Мальтийский вестник

Во всех сувенирных магазинах и лавочках Мальты можно увидеть фигурки рыцарей-иоаннитов — большие, маленькие, даже огромные. Сияют доспехи, алеют или темнеют плащи, блестит оружие… Загораются глаза у детей и взрослых: так заманчиво выглядят эти игрушечные рыцари, а заодно можно представить себе, как выглядели настоящие!

Елизавета Лобанова: «Органисту обязательно нужно путешествовать»

21 декабря 2020

Елизавета Лобанова: «Органисту обязательно нужно путешествовать» | Мальтийский вестник

Один из самых больших органов Мальты (1330 труб) не так давно появился в церкви святой Терезы в Коспикуа. У него особая история: он был собран из двух органов. Уникальная работа по реставрации инструмента принадлежит мастеру Роберту Бухагиару. Выпускница Санкт-Петербургской консерватории, студентка Высшей музыкальной школы Лозанны Елизавета Лобанова, 28 ноября 2020 года первой дала концерт на отреставрированном инструменте.

Новости Мальты

Подарки в музее в честь праздника 8-го марта! | Мальтийский вестник

Подарки в музее в честь праздника 8-го марта!

05 марта 2021

Все представительницы прекрасного пола, которые посетят музеи и археологические комплексы Мальты 7 марта, получат подарок в честь празднования Международного женского дня. 19 марта, когда остров будет праздновать День святого Иосифа, для визита буд...


Мальтийский фильм ужасов на фестивале Европейского кино | Мальтийский вестник

Мальтийский фильм ужасов на фестивале Европейского кино

02 марта 2021

В сети 2 марта стартовал фестиваль Европейского кино, который продлится до 2 апреля. Мальтийский фильм «Плакучий дом в Кале» будет представлен на языке оригинала с русскими субтитрами, — сообщает Посольство Мальты в Москве Всего в программе ...


Фильм «Луццу» заявлен в программе Европейского кинорынка на «Берлинале» | Мальтийский вестник

Фильм «Луццу» заявлен в программе Европейского кинорынка на «Берлинале»

02 марта 2021

71-й Международный Берлинский кинофестиваль начался в столице Германии 1 марта. В этом году он будет разделен на два этапа. Часть мероприятий пройдет онлайн с 1 по 5 марта, а открытые показы для зрителей состоятся с 9 по 20 июня. В рамках 71 Берлинског...


Мальтиец Стив Четкути отправился покорять Атлантический океан | Мальтийский вестник

Мальтиец Стив Четкути отправился покорять Атлантический океан

01 марта 2021

Стив Четкути и его команда собираются пересечь океан на весельной лодке в память о брате Стива — Майкле и для сбора средств в помощь мальтийскому хоспису. В понедельник, 1 марта, команда Четкути начала свое путешествие длиной 6000 километров, которы...


Март — без баров | Мальтийский вестник

Март — без баров

24 февраля 2021

В марте бары не откроют — прозвучало обещание Министра здравоохранения Мальты Криса Ферне. Однако, по сообщению Министра местным СМИ, рестораны смогут работать до 12 часов ночи (напомним, сейчас они закрываются в 11 часов вечера). Бары на Мальте ...


Школы английского языка на Мальте ориентируются на местный рынок | Мальтийский вестник

Школы английского языка на Мальте ориентируются на местный рынок

24 февраля 2021

В период пандемии школы изучения английского языка на Мальте переживают далеко не лучшие времена. На плаву их поддерживают государственные надбавки к заработной плате и студенты курсов, организованных Мальтийским управлением по туризму — сообщает порта...


Скоро на Мальте

«Вари» — пьеса, поставленная по рассказу известного мальтийского писателя Тревора Зары

Vari: Представление по рассказу Тревора Зары

В рамках экспозиции можно будет увидеть работы, посвященные «Божественной комедии» Данте. Каждый из художников продемонстрирует свою визуальную интерпретацию гениального произведения.

Выставка, посвященная Данте Алигьери

Фестиваль короткометражных фильмов Malta Indie Shorts создан местными кинематографистами

Фестиваль местных фильмов Malta Indie Shorts

После лекции слушатели вебинара совершат виртуальный тур по пещерам Гхар-Далам, Вид-Далам и Национальному музею естественной истории.

Вебинар «Мальтийские млекопитающие: от ледникового периода до настоящего времени».

Дом-музей будет открыт с 10:30 до 16:00 со среды до воскресенья.

Палаццо Фальцон снова открыт