Дмитрий Ситковецкий: "У меня огромный аппетит к музыке"

16 июня 2018 /
  1. Интервью
Дмитрий Ситковецкий:

Скрипач-виртуоз, прославившийся в 11-летнем возрасте, дирижер, выступавший на лучших мировых сценах, гражданин мира накануне открытия Мальтийского фестиваля рассказал о том, что ждет от форума, сравнил западную и российскую систему образования и признался в любви к футболу и кино.

Скрипач-виртуоз, прославившийся в 11-летнем возрасте, дирижер, выступавший на лучших мировых сценах, гражданин мира накануне открытия Мальтийского фестиваля рассказал о том, что ждет от форума, сравнил западную и российскую систему образования и признался в любви к футболу и кино.

— Дмитрий Юлианович, в концерт, которым вы будете дирижировать на Мальтийском фестивале, включены транскрипции произведения Вивальди, сделанные Бахом и современным композитором Алексеем Шором. Как вам кажется, в чем сила «Времен года», почему спустя века это сочинение будоражит зрителей, вдохновляет композиторов на новое прочтение?

Я за российскую систему, заточенную под требовательность и постепенность.

— «Времена года» Вивальди — произведение, действительно пользующееся непреходящей популярнос­тью. К этому сочинению обращались Гайдн, Глазунов, Чайковский, Пьяццолла, Десятников… Есть особая притягательная сила в смене времен года. Это то, с чем каждый из нас сталкивается, то, что на нас влияет, особенно на людей творческих. В этом произведении заключено грандиозное философское обобщение, «Времена года» символизируют жизненный цикл, состоящий из пробуждения, расцвета, угасания и смерти. Я еще не понимаю, как будет звучать транскрипция Алексея Шора, мне необходимо сыграть его сочинение с оркестром, чтобы прийти к какому-то мнению. Но в том, что меняющийся климат и сдвигающиеся времена года будут и дальше вдохновлять композиторов на интерпретации, — уверен.

— Вы и сами сочиняете транскрипции. Чем они вас привлекают?

— Транскрипции — то, что может оживить, продолжить или начать новую жизнь великого или незаслуженно забытого сочинения. Сейчас в музыке происходит некая стагнация — играют одно и то же, играют неинтересно. А ведь искусство призвано открывать новые краски. Мне скучно играть одно и то же, именно поэтому я и стал заниматься транскрипциями. Первый же мой опыт — «Гольденберговские вариации» — сразу же стал популярным, многие даже считают меня современником Баха (смеется). А я и не пытаюсь их разуверять, правда, иногда говорю, что первые свои 20 лет прожил в эпоху Шостаковича. На Западе изумляются: это все равно, что венцу сказать, что кто-то жил в эпоху Бетховена. Я для них абсолютный обитатель Парка Юрского периода (смеется).

Я давно член американского Союза композиторов и получаю авторские гонорары за свои транскрипции со всех стран мира, для меня это уже стало параллельной профессией.

— Интересно, как вы относитесь к попыткам встраивания классической музыки в индустрию шоу-­бизнеса?

— С раздражением. Мы живем во времена визуальной цивилизации. Мы теперь слушаем не ушами, а глазами. И знаете, с чего все началось? С Трех теноров. Великие оперные певцы — Пласидо Доминго, Хосе Каррерас, Лучано Паваротти — несли искусство в массы и… довели искусство до ширпотреба. Они погибли за металл. Или вот скрипач Найджел Кеннеди. Публика, которая ходит на его концерты, никогда не придет ко мне. Потому что он — когда-то и впрямь интересный музыкант — решил расширить свою аудиторию за счет экстравагантных выходок. Стал абсолютно придуманным персонажем, который выглядит как клоун, и зритель идет к нему на концерт, как в цирк. Или вот еще меня часто спрашивают: «Что вы думаете о Ванессе Мэй?» Я отвечаю: «Никогда о ней не думаю». Это проект, который искусственно создали для услады мужских глаз. Никакой роли в жизни скрипачей она никогда не играла.

Чтобы быть успешным музыкантом, надо иметь концентрацию буддистского монаха, смелость матадора и выдержку хозяйки борделя.

— Вы происходите из известной музыкальной семьи (отец Юлиан Ситковецкий — скрипач, мать — Белла Давидович — пианистка — Прим. ред.), при этом признаетесь, что не хотели музыкальной карьеры для своей дочери. Почему?

— Потому что … презираю эту профессию. Я обожаю музыку, но ненавижу, когда из нее делают бизнес. Всегда завидовал друзьям-шахматистам, у них все просто: выиграл турнир — застолбил точный результат, в соответствии с которым сформировался твой рейтинг. Если входишь в десятку лучших шахматистов, автоматически приглашаешься на самые престижные турниры — вне зависимости от цвета кожи, возраста, характера… Вам никто не скажет, что вы, например, слишком толстый. В мире же музыки все слишком субъективно: одному члену жюри исполнитель нравится, другому нет.

Мне кажется точной по сути эта цитата: чтобы быть успешным музыкантом, надо иметь концентрацию буддистского монаха, смелость матадора и выдержку хозяйки борделя. Не все обладают набором таких качеств — музыканты люди эмоциональные. Гарантий в этой профессии нет — какие карьеры были — и где теперь эти люди?! Именно поэтому я не хотел этой карьеры для своей дочери. Однако вопреки моему желанию карьера у Джулии замечательно развивается, она оперная певица — постоянно выступающая, скоро, например, будет петь «Царицу ночи» в Дюссельдорфской опере.

— Вашей дочери наверняка приходится тяжело из-за постоянных сравнений с вами. Быть представителем музыкальной династии — вообще большая ответственность, Вы ведь об этом знаете не понаслышке?

— С одной стороны, мне повезло — достались хорошие гены. Я вдыхал творческую атмосферу, еще не понимая, что такое жизнь музыканта. Мама меня никогда не учила, хотя с ней я играл свой первый камерный концерт. В юности я с ней конфликтовал, думал, что знаю о музыке больше. Только с годами оценил ее отношение к делу: я думал, что все музыканты работают так, как Белла Михайловна — она никогда не опаздывала, всегда много репетировала и была максимально готова к выступлению. В течение жизни я встречался со многими знаковыми музыкантами — и понял, что далеко не все так готовятся к концерту. Надеюсь, дочь унаследует это фамильное качество, по крайней мере, профессиональная этика у нее уже на высоком уровне.

С другой стороны, принадлежность к музыкальной семье меня ранила: я жил под прессом грандиозных ожиданий — и это было тяжело. В восприятии публики сын двух больших музыкантов как минимум должен ходить по воде. От этого, собственно, я и уехал из СССР — не мог понять, сам ли я чего-то стою в профессии или мне все дается из-за имени, которого я не заслужил. В Нью-Йорке поступил в Джульярдскую школу, в которой обо мне никто не слышал, а через два месяца стал там первой скрипкой, со мной все хотели играть камерную музыку…

К сожалению, папа моих успехов не застал — он умер, когда мне было 3,5, я себя успокаиваю тем, что он смотрит на меня из другого мира и радуется.

А вот мама, которая сейчас живет в Нью-Йорке, и которая в свои 90 лет по-прежнему скупа на комплименты, иногда все-таки говорит мне что-то приятное. Бесспорно одно — я стал для нее авторитетом в вопросах жизни на Западе.

И все же я совсем другой, нежели папа и мама. Они всю свою жизнь посвятили одному инструменту: папа — скрипке, мама — фортепиано, это все, что их интересовало. А меня интересует очень многое: и профессия скрипача, и дирижерство, и сочинение транскрипций, и организация фестивалей, и телевизионные проекты… У меня огромный аппетит к музыке. Моя жизнь намного более разнообразна, чем жизнь моих родителей, о некоторых своих увлечениях и аспектах деятельности я рассказал в своей книге. Когда мама ее прочитала, удивленно сказала: «А где же я была в этот твой период?» Я ответил: «Ты была со своими 88 клавишами» (смеется).

— Вы живете в Англии — на родине футбола. Может, и эта игра входит в число ваших увлечений?

— Футбол я знаю не хуже музыки! Я настоящий болельщик, хожу на стадион. Более того: когда будущий зять пришел просить руки моей дочери, я, конечно, не собираясь ему отказывать, все-таки сказал: «Есть одна проблема — мы все тут болеем за «Челси», а ты за «Манчестер Юнайтед». Он мне ответил: «Джулия уже работает над этим». На что я заявил: «Я прожил много лет в Англии и пришел к убеждению: ты можешь поменять жену, религию, страну, но ты не имеешь права поменять команду, за которую болеешь». Мы тогда посмеялись. Но я действительно считаю, что болеть за команду нужно не тогда, когда у нее все хорошо, а когда дела плохи. Был период, моя команда пришла к концу чемпионата 10-й — и это был ужас, но я остался верен «Челси».

— А «важнейшее из всех искусств» вас привлекает?

— Обожаю кино! Смотрю все, что выходит, хорошо знаю кинематограф, у меня есть друзья в Голливуде… Из последних фильмов восхищен лауреатами «Оскара» — фильмами «Три билборда на границе Эббинга» и «Темные времена» с гениальным Гарри Олдманом… А уж музыка в кино — для меня особенная тема. В Америке мой оркестр сыграл удивительную программу, состоящую из произведений великих композиторов Голливуда, — сюда вошла сюита из «Великолепной семерки», сочинения из фильмов Хичкока, из «Багдадского вора», «Робина Гуда»…

— Вы — по сути, гражданин мира: родились в Баку, учились в Москве, продолжили образование и сделали карьеру в США, жили во многих государствах Европы. По вашему мнению, есть страны, народы, отличающиеся особым музыкальным «слухом», восприимчивостью?

— Самый лучший зритель, на мой взгляд, в Германии, для немцев концерт — это серьезно, они приходят подготовленными, сконцентрированными. В Японии с годами очень развилась публика. В России аппетит к культуре не пропадает, здесь традиционно хорошая публика. Если же говорить об исполнительском искусстве, то южане талантливее, а северяне дисциплинированнее. Из опыта моей работы самые неорганизованные оркестры — это итальянские. Но самая неразвитая в области классической музыки страна — это Англия.

— А что в таком случае вы думаете о российской и западной системах образования?

— Однозначно я за российскую систему, заточенную под требовательность и постепенность. На Западе, если девятилетний ребенок хочет играть Мендельсона  — без оснований и технической оснащенности, — ему это дают делать. Но ведь это малоэффективно и глупо! Ты в 16 лет можешь сыграть концерт Бетховена, взять все нужные ноты — и ничего при этом не понять. В России такого не позволяют и правильно делают. На Западе принято ученика постоянно хвалить. За что?! Функция педагога — оснастить ученика знаниями и техникой, чтобы освободить от себя. А на Западе педагог раскручивает ученика на деньги, не отпуская от себя.

У меня есть потребность в преподавании, я иногда даю бесплатные консультации талантливым людям — если они готовы слушать правду, но я не вижу себя внутри западной педагогической системы, потому что я готов взорвать эту систему изнутри. У меня самого была суровая преподавательница. Она недавно скончалась в возрасте 92 лет. Так вот на Западе ее давно бы посадили в тюрьму — она била учеников по рукам, давила психологически. Но она была выдающимся педагогом, и тот, кто выдержал такое обращение с собой, состоялся как профессионал.

— Вы играете на прекрасном инструменте — скрипке Страдивари. Какова история ее приобретения? Как складываются ваши отношения с этим инструментом? Это одушевленный или неодушевленный предмет? Вы у него в подчинении или наоборот?

— Я много работал, копил на этот инструмент и смог себе позволить его купить 35 лет назад. Сейчас он стоит миллионы долларов, и сегодня я, конечно, не осилил бы подобную покупку — разве только если бы банк ограбил (смеется).

У меня близкие отношения с инструментом. Я провожу со скрипкой больше времени, чем со своей семьей. Езжу с ней по миру, общаюсь. Для меня это живой организм. Она изменила меня, я — ее. Она в моих руках звучит совсем иначе, чем в руках кого-то другого — я знаю все ее секреты, где живет какой обертон. Стоит мне взять ее в руки — она начинает вибрировать. Я не стал бы сравнивать эти отношения с любовными. Скорее, скрипка для меня — скаковая лошадь, которую надо покорить, обуздать, которая тебя несет в прекрасном порыве, но которая может и сбросить.

Я ее долго искал, много инструментов перепробовал. Это не была любовь с первого взгляда, мне пришлось ее долго разыгрывать. Но я знаю точно: наши отношения — это надолго, по крайней мере, у меня нет желания ее поменять.

— Вы слушали великую музыку в исполнении самых титулованных музыкантов. Скажите, вы сохранили в себе умение удивляться?

— О, да! Когда-то меня удивил гениальный 12-летний трубач-виртуоз Сергей Накаряков. Часто вспоминаю феерического греческого пианиста Димитриса Сгуроса — у него запредельное дарование, но, увы, он сошел с ума. Из недавних откровений — я играл с гитаристами в Москве в зале Чайковского и был покорен Артемом Дервоедом. А в Америке я открыл для себя «Квартет Дейва Брубека». Коллективом руководит сын великого джазмена, тромбонист. Но вот его брат Дэн — старый панк, ударник — выдающийся музыкант. Он странный человек, видимо, с бурным прошлым, сидит теперь на особой диете, не пьет алкоголь, с ним было нелегко общаться, но на сцене он — Бог. У него такая реакция на партнеров!

— Вы сами были музыкальным директором финского фестиваля и знаете, насколько это энергозат­ратное дело. Чего вы ожидаете от Мальтийского фестиваля, что можете ему пожелать?

— Я провел 20 фестивалей, 10 лет делал фестивали в Финляндии, это была моя творческая лаборатория, ко мне приезжали 19-летний Женя Кисин, Сережа Накаряков, Юрий Башмет, Альфред Шнитке, Родион Щедрин… Имея этот опыт, могу сказать: не важно, где вы, важно, с кем вы, какая у вас компания. Думаю, на Мальте будет приятная атмосфера: там красиво, близко к Европе, и главное — я там повидаюсь со многими интересными музыкантами. Поэтому желаю всем участникам этого события настоящего праздника искусства.

Беседовала Илона Егиазарова


Метки статьи:

11 путей на Мальту Европейский фонд поддержки культуры Мальтийский международный музыкальный фестиваль Мальтийско-Российский фонд дружбы Музыкальные фестивали на Мальте Новости культуры Музыкальные конкурсы События на Мальте

Читайте также:

Евгений Евтушенко, наш современник и кумир (Окончание)

22 декабря 2017

Евгений Евтушенко, наш современник и кумир (Окончание) | Мальтийский вестник

О жизни и творчестве Е. Евтушенко, как говорят его биографы, написано не менее десятка книг, более трехсот публицистических работ, а количество статей и рецензий, посвященных отдельным сборникам и произведениям поэта, его поэтическим переводам, языку и стилю невозможно подчитать — оно огромно.

Извиняемся и удивляемся по-мальтийски

16 июня 2018

Извиняемся и удивляемся по-мальтийски | Мальтийский вестник

В этом номере мы узнаем, как можно извиняться или выражать удивление на мальтийском языке.

Всемирная тематическая конференция «Столетие Русской революции: единение ради будущего»

08 января 2018

Всемирная тематическая конференция «Столетие Русской революции: единение ради будущего» | Мальтийский вестник

С 31 октября по 1 ноября в Москве прошла конференция, посвященная 100-летней годовщине русской революции. В ней приняли участие 155 руководителей и активистов общественных организаций соотечественников из 92 стран мира.

Что сказали о Мальтийском международном музыкальном фестивале…

02 мая 2018

Что сказали о Мальтийском международном музыкальном фестивале… | Мальтийский вестник

Мальтийский международный музыкальный фестиваль-2018

Мишель Касталлетти: "Главный герой Мальтийского фестиваля искусств - сама жизнь..."

16 июня 2018

Мишель Касталлетти: Главный герой Мальтийского фестиваля искусств - сама жизнь... | Мальтийский вестник

Один из главных вопросов бытия для уроженки Мальты Мишель Касталетти: как сделать так, чтобы искусство меняло жизнь к лучшему? В современном мире, считает она, искусство не может оставаться статуей на пьедестале, закрытой бархатной портьерой, или храниться под стеклом — оно призвано стать не просто элементом «повестки бытия», но и формировать эту повестку. Как же приблизиться к такой высокой цели? Ответ на этот вопрос художественный руководитель Мальтийского фестиваля искусств (Malta Arts festival)…

Жизнь на сказочном острове продолжается

01 октября 2019

Жизнь на сказочном острове продолжается | Мальтийский вестник

Мальта во второй раз встречает представителей театральных и кинематографических сообществ разных стран. С 25 по 27 октября здесь пройдет фестиваль «Сказочный остров», организованный образовательным центром «Мир гармонии» и кино-театральной школой имени Сергея Бондарчука. На дебютный фестиваль, который состоялся в прошлом году, приехали гости из Италии, Испании и Великобритании. О том, что нас ждет на втором «Сказочном острове», рассказывает художественный руководитель фестиваля Артем Мальков

Новости Мальты

Подарки в музее в честь праздника 8-го марта! | Мальтийский вестник

Подарки в музее в честь праздника 8-го марта!

05 марта 2021

Все представительницы прекрасного пола, которые посетят музеи и археологические комплексы Мальты 7 марта, получат подарок в честь празднования Международного женского дня. 19 марта, когда остров будет праздновать День святого Иосифа, для визита буд...


Мальтийский фильм ужасов на фестивале Европейского кино | Мальтийский вестник

Мальтийский фильм ужасов на фестивале Европейского кино

02 марта 2021

В сети 2 марта стартовал фестиваль Европейского кино, который продлится до 2 апреля. Мальтийский фильм «Плакучий дом в Кале» будет представлен на языке оригинала с русскими субтитрами, — сообщает Посольство Мальты в Москве Всего в программе ...


Фильм «Луццу» заявлен в программе Европейского кинорынка на «Берлинале» | Мальтийский вестник

Фильм «Луццу» заявлен в программе Европейского кинорынка на «Берлинале»

02 марта 2021

71-й Международный Берлинский кинофестиваль начался в столице Германии 1 марта. В этом году он будет разделен на два этапа. Часть мероприятий пройдет онлайн с 1 по 5 марта, а открытые показы для зрителей состоятся с 9 по 20 июня. В рамках 71 Берлинског...


Мальтиец Стив Четкути отправился покорять Атлантический океан | Мальтийский вестник

Мальтиец Стив Четкути отправился покорять Атлантический океан

01 марта 2021

Стив Четкути и его команда собираются пересечь океан на весельной лодке в память о брате Стива — Майкле и для сбора средств в помощь мальтийскому хоспису. В понедельник, 1 марта, команда Четкути начала свое путешествие длиной 6000 километров, которы...


Март — без баров | Мальтийский вестник

Март — без баров

24 февраля 2021

В марте бары не откроют — прозвучало обещание Министра здравоохранения Мальты Криса Ферне. Однако, по сообщению Министра местным СМИ, рестораны смогут работать до 12 часов ночи (напомним, сейчас они закрываются в 11 часов вечера). Бары на Мальте ...


Школы английского языка на Мальте ориентируются на местный рынок | Мальтийский вестник

Школы английского языка на Мальте ориентируются на местный рынок

24 февраля 2021

В период пандемии школы изучения английского языка на Мальте переживают далеко не лучшие времена. На плаву их поддерживают государственные надбавки к заработной плате и студенты курсов, организованных Мальтийским управлением по туризму — сообщает порта...


Скоро на Мальте

Не пропустите прямой эфир 7 марта в 20:00! Розыгрыш подарков гарантирован.

Пока на карантине... В гостях у друзей! В преддверии праздника 8 Марта.

«Вари» — пьеса, поставленная по рассказу известного мальтийского писателя Тревора Зары

Vari: Представление по рассказу Тревора Зары

В рамках экспозиции можно будет увидеть работы, посвященные «Божественной комедии» Данте. Каждый из художников продемонстрирует свою визуальную интерпретацию гениального произведения.

Выставка, посвященная Данте Алигьери

Фестиваль короткометражных фильмов Malta Indie Shorts создан местными кинематографистами

Фестиваль местных фильмов Malta Indie Shorts

После лекции слушатели вебинара совершат виртуальный тур по пещерам Гхар-Далам, Вид-Далам и Национальному музею естественной истории.

Вебинар «Мальтийские млекопитающие: от ледникового периода до настоящего времени».