Джулия Зильберквит: «Я решила заняться своей музыкальной карьерой самостоятельно»

02 мая 2018 /
  1. Интервью
Джулия Зильберквит: «Я решила заняться своей музыкальной карьерой самостоятельно» — Мальтийский вестник

…Я имела удовольствие беседовать с пианисткой-виртуозом, уроженкой России, Джулией Зильберквит, чья страсть к музыке выражалась в той невероятной энергетике, которой были наполнены ее слова, когда она рассказывала о своей музыкальной карьере.

Джулия Зильберквит также объяснила, что лежит в основе ее оригинальной транскрипции Вивальди/Баха в жанре concerto grosso, которую она продемонстрирует на Мальтийском Международном Фестивале 19 апреля.

— В 1989 г. вы закончили «Гнесинку» и в том же году уехали в США — учиться в Джульярдской школе. В чем, на ваш взгляд, состоит главное различие между русским и американским подходами к интерпретации музыки?

— Я бы не стала говорить, что существуют серьезные различия между двумя подходами, зная, что большинство профессоров Джульярдской школы представляют русскую школу фортепианной музыки и раньше учились в России. Две школы тесно взаимодействовали в течение всего ХХ века, так что между двумя подходами больше общего, чем различного.

Русская фортепианная школа делает ставку на точность, глубокое и детальное изучение материала. Тебя учат зрительным ассоциациям музыкального произведения с живописью или с неким литературным произведением. Делается ставка не только на виртуозность, но и на романтизм. Звукоизвлечение должно быть теплым, иметь много общего с приемом legato.

Музыкальные критики считают, что в моем стиле игры на фортепиано чувствуется русский подход, особенно когда слышишь удивительное legato. Мне давали мастер-классы многие представители американской профессуры, как, например, Гарри Гаффман, но я никогда не училась непосредственно у них. Все мои учителя — из России. В этой связи необходимо отдать должное моей лучшей подруге и наставнице госпоже Белле Давидович, которая очень известна своим legato. Именно она учила меня в Джульярдской школе, где преподавала, когда эмигрировала из Советского Союза в США в конце 1970-х.

— Cчитаете ли вы, что ваше американское образование в какой-либо степени помогло вам развить ваш уникальный метод интерпретации музыки?

— Я переехала в Нью-Йорк, когда мне было семнадцать лет. Здесь, в Джульярде, я была окружена множеством прекрасных пианистов. Я быстро осознала необходимость найти в себе нечто, что будет выделять меня среди других учеников и учениц. Я хотела владеть собственным уникальным стилем игры на фортепиано и cтаралась подобрать себе менее известный репертуар, помимо исполнения стандартных произведений.

Сразу после окончания Джульярда случилась моя первая постановка Концертино Шостаковича для двух фортепиано. Я написала каденцию и сделала транскрипцию для камерного оркестра, которые были представлены публике в середине 90-х на фестивале в Сиэтле, где дирижером был Дмитрий Ситковецкий. Потом я выступала с этой постановкой по всему миру — во Франции, России, США. Была даже премьера для нью-йоркского Карнеги-холла, ставшая моим первым успехом уже не только как исполнителя, но и как аранжировщика. Я также записала диск с Владимиром Спиваковым и Московским камерным оркестром.

— Не кажется ли вам, что именно влияние семьи во многом предопределило вашу карьеру музыканта? Нам известно, что ваша бабушка была ученицей Надежды Чегодаевой, которая, в свою очередь, училась музыке у великого Скрябина.

— Я буквально купалась в музыке, пока росла, поскольку мы имели большой домик с двумя фортепиано в двух разных комнатах по обеим сторонам помещения. Моя бабушка закончила консерваторию в Одессе и обучала детей фортепиано в одной комнате, в то время как мой отец, Марк Зильберквит, известный преподаватель фортепиано и музыковед, руководивший крупнейшим в России музыкальным издательством «Музыка», учил подростков и молодежь в другой.

Транскрипция из композиций для струнных инструментов — это серьезный вызов, поскольку я пианист, а не струнник.

Я «кочевала» из комнаты в комнату и слышала самую разную музыку, в самых разных музыкальных жанрах. Мне были незнакомы имена ребят, которые посещали уроки моего отца, но зато я знала все мелодии, которые они играли. Так что я звала папиных учеников по названиям мелодий, вместо их собственных имен.

В четыре года мои родители обнаружили у меня звуковысотный слух, так что я отправилась на экзамены и поступила в Гнесинку, где обучалась у очень известных педагогов и, к счастью, попала под влияние многих прекрасных музыкантов. Взять хотя бы моего одноклассника Евгения Кисина, который, несомненно, является выдающимся пианистом нашей эпохи.

С самого детства моей мечтой было учиться у госпожи Давидович. Я была несказанно рада увидеть ее среди своих педагогов в Джульярде. История самой Беллы не менее интригующая. Да, я могу называть ее просто Беллой, потому что мы — очень близкие подруги! Она была студенткой известного профессора Константина Игумнова, который, в свою очередь, учился у не менее известного Александра Зилоти, ученика Франца Листа, наиболее известного среди учеников Карла Черни, а тот учился у самого Бетховена.

Джулия Зильберквит: «Я решила заняться своей музыкальной карьерой самостоятельно»

В довершение ко всему, Белла — мать великого скрипача и дирижера Дмитрия Ситковецкого, уже упомянутого мной ранее. Именно с ним я буду выступать на Мальте.

— В 2008 г. вами было представлено новое произведение, на создание которого вы вдохновили российского композитора Сергея Слонимского. Это была «Еврейская рапсодия» для фортепиано и оркестра, которую он доверил вам, а вы исполнили с Иерусалимским симфоническим оркестром во время празднования 60-летия со дня образования государства Израиль. Как у вас возникла эта идея, и каковы основные характеристики или темы данного произведения?

— В тот момент мне казалось, что в мире недостаточно свежих музыкальных произведений для фортепиано и оркестра. Так что я поговорила со Слонимским и пришла к мысли создать произведение с еврейским контекстом.

Я хотела владеть собственным уникальным стилем игры на фортепиано и cтаралась подобрать себе менее известный репертуар, помимо исполнения стандартных произведений.

Слонимский написал «Еврейскую рапсодию» в 1997 г., к 50-летию государства Израиль, и доверил ее исполнение мне как солистке. Я исполнила ее множество раз. Особенно мне запомнилась премьера в 2008 г., во время празднования 60-летия государства, где я играла с Иерусалимским Симфоническим оркестром и дирижером Леоном Ботстайном.

Концерт делится на три части: первая посвящена римской эпохе в истории Израиля, вторая имеет особую полифоническую структуру, где все группы музыкальных инструментов играют одну и ту же тему. Эта тема — очень глубокая и значительная, пос­кольку напоминает о трагедии Холокоста, которую евреям пришлось пережить. Третья часть — забавная композиция, где Слонимский мас­терски соединяет еврейскую тему с различными вариациями хорошо известных русских песен. Там заняты флейта-пикколо и скрипка соло, чьи звуки вызывают в уме сцены из мюзикла «Скрипач на крыше», где вместе танцевали русские и евреи.

Это прекрасное произведение. Я надеюсь однажды исполнить его на Мальте.

— Вы упоминали в интервью, что одна из целей, которые вы поставили перед собой как музыкант, состояла в расширении репертуара для фортепиано. Ради этого вы тяжело работали, чтобы отыс­кать редко звучавшие сочинения и делать их транскрипции. Нам посчастливится услышать вашу адаптацию Вивальди/Баха для оркестра на мальтийском концерте 19 апреля. Почему вы решили оркестрировать эти оригинальные произведения? Насколько сложно в целом делать музыкальные транскрипции?

— Вивальди написал так много концертов для скрипки и других инструментов, но ничего для фортепиано и клавесина! Кончерто гроссо ля-минор предназначался для двух скрипок и оркестра, а Кончерто гроссо до-минор — для двух скрипок, виолончели и оркестра.

Я звала папиных учеников по названиям мелодий вместо их собственных имён.

Позднее Бах создал много транскрипций своих собственных концертов с одного инструмента на другой, а также концертов Вивальди и Корелли — для органа.

Я хотела сохранить оригинал, нас­колько это возможно, так что практически вся оригинальная оркестровка Вивальди присутствует в моем произведении. На самом деле, в нем больше Вивальди, чем Баха. Вот почему я назвала его Вивальди/Бах, а не Бах/Вивальди. Затем я взяла транскрипцию Баха для органа и интерпретировала ее для фортепиано. Это был очень долгий процесс, поскольку я хотела вносить изменения до тех пор, пока не почувствую, что все звучит достаточно хорошо. Я проделала это множество раз, а затем сделала запись c «Виртуозами Москвы» и дирижером Саулюсом Сондецкисом.

Джулия Зильберквит: «Я решила заняться своей музыкальной карьерой самостоятельно»С нетерпением жду возможности исполнить это произведение совместно с Дмитрием Ситковецким в рамках концерта на Мальте. Вы убедитесь, что Ситковецкий — тоже выдающийся аранжировщик, сделавший множество прекрасных аранжировок для симфонического оркестра.

Транскрипция из композиций для струнных инструментов — это серьезный вызов, поскольку я пианист, а не струнник. Но я консультировалась у различных струнников и дирижеров в ходе своей работы. Чувствую, что добилась значительного прогресса по этой части.

— Ваша деятельность связана с несколькими музыкальными издательскими домами, а, стало быть, вы держите руку на пульсе классической музыки. Нравится ли вам исполнять произведения современных композиторов? Вы знакомы с работами современного мальтийского композитора Алексея Шора? Нам известно, что вы исполните несколько его композиций на мальтийском концерте…

— С этим человеком связана прекрасная история, которую я очень люблю рассказывать, поскольку музыкальный мир тесен, и все знают друг друга. Бывает, тем не менее, что ты вдруг встречаешь кого-то, кто тебе неизвестен.

Я впервые услышала фортепианный концерт Алексея Шора на канале YouTube и была очарована. Я решила написать Алексею, который был в это время в Нью-Йорке. Мы встретились, и моя любовь к его творениям выросла еще больше. Прошлой весной я исполняла его фортепианное трио в Нью-Йорке с моими коллегами-музыкантами. Сам Шор был в зрительном зале и остался очень доволен моей интерпретацией. Я надеюсь, что смогу вдохновить его написать что-нибудь для меня. Фортепианный концерт, например. Я слышала его концерт «Четыре сезона Манхэттена» для скрипки и струнного оркестра в Нью-Йорке и влюбилась без памяти в это произведение.

— Вы побывали на многих значимых международных музыкальных фестивалях и хорошо разбираетесь в фестивальной культуре. На ваш взгляд, Мальтийский международный музыкальный фестиваль в каком-то смысле особый? Чего вы ждете от события, которое скоро произойдет на нашем маленьком, но исторически и культурно богатом острове?

— Я многого жду от фестиваля в этом году, поскольку среди исполнителей немало известных мне имен. Будет много премьер, музыканты-новички и такие выдающиеся личности, как, например, Григорий Соколов, который возвращается на Мальту и который, насколько мне известно, обычно выступает лишь на нескольких фестивалях. Это большая честь — лицезреть его в вашей стране! На мой взгляд, именно Соколов — один из ведущих пианистов современности.

Мне очень нравится Государственный симфонический оркестр Армении. Они всегда хорошо подготовлены, их уровень исполнения очень высокий.

Я буду участвовать в этом фестивале впервые. Дмитрий Ситковецкий также выступит на Мальте в первый раз. Сергей Смбатян — возвращается. Мой коллега из Нью-Йорка, Дэвид Аарон Карпентер из Трио Карпентеров, будет у вас. Мне известно, что Дэвид, Шон и Лорен часто выступают на Мальте.

Произведения в программе фестиваля взаимосвязаны, но в то же время различны, поскольку включают в себя музыку разных столетий. Для нас, исполнителей, очень важно не только играть музыку давно ушедших времен, но и исполнять современные произведения, написанные коллегами-композиторами. Вот почему я так воодушевлена тем, что произведение прекрасного композитора и моего близкого друга Гии Канчели также прозвучит на Мальтийском фестивале. Гия — один из выдающихся композиторов современности.

Я бы хотела от всей души поблагодарить президента Европейского фонда поддержки культуры Константина Ишханова за приглашение выступить на этом фестивале. Я очень впечатлена работой его фонда, который успешно организовал такой важный музыкальный фестиваль на Мальте с участием выдающихся музыкантов. Я с нетерпением ожидаю продолжения совместной работы с Константином Ишхановым и его фондом в ближайшем будущем.

Беседовала Дэниз Реджич


Метки статьи:

Мальтийский международный музыкальный фестиваль Музыкальные фестивали на Мальте Европейский фонд поддержки культуры События на Мальте

Новости Мальты

Один дома в Рождество | Мальтийский вестник

Один дома в Рождество

23 ноября 2020

Большинство жителей Мальты собираются провести рождественские праздники дома — сообщает Times of Malta. По данным издания, о планах праздновать Рождество в одиночестве или вдвоем, сообщили около 53% опрошенных. При этом 37% намерены встретиться с д...


Андреа Бочелли принял участие в проекте Мальтийского управления по туризму | Мальтийский вестник

Андреа Бочелли принял участие в проекте Мальтийского управления по туризму

19 ноября 2020

Всемирно известный тенор Андреа Бочелли провел на Мальте несколько дней для подготовки нового музыкального проекта, инициированного Мальтийским управлением по туризму совместно со Средиземноморским туристическим фондом. По словам Министра туризма...


Между Мальтийской торговой палатой и Ассоциацией деятелей искусства подписано соглашение о сотрудничестве | Мальтийский вестник

Между Мальтийской торговой палатой и Ассоциацией деятелей искусства подписано соглашение о сотрудничестве

19 ноября 2020

Мальтийская торговая палата и Мальтийская ассоциация индустрии развлечений и искусства (Malta Entertainment Industry and Arts Association (MEIA)) подписали соглашение о сотрудничестве. Об этом сообщает сайт Мальтийской торговой палаты. Для подписания ...


Выездной туризм на Мальте сократился на 75% | Мальтийский вестник

Выездной туризм на Мальте сократился на 75%

13 ноября 2020

Как сообщает мальтийское издание Times of Malta, количество людей, вылетевших с Мальты в период с июля по сентябрь 2020-го года, сократилось на три четверти по сравнению с прошлым годом. Самым популярным направлением для поездок с Мальты остается Итал...


Мальтийский книжный фестиваль 2020 стартовал | Мальтийский вестник

Мальтийский книжный фестиваль 2020 стартовал

12 ноября 2020

Мальтийский книжный фестиваль 2020 в этом году впервые проходит онлайн. С 1 по 15 ноября к событиям фестиваля можно подключиться на страницах официального сайта Мальтийского национального книжного совета (National Book Council) и на странице в сети Fac...


В Валлетте представили программу рождественских празднований | Мальтийский вестник

В Валлетте представили программу рождественских празднований

11 ноября 2020

Праздничные мероприятия подготовлены культурным агентством «Валлетта», в сотрудничестве с Министерством национального наследия, искусств и местного самоуправления и Мальтийским управлением по туризму. Председатель культурного агентства «Валлетта» Д...


Скоро на Мальте

В этом году традиционный фестиваль проходит под девизом: «Вовлекайте, изучайте, решайтесь!»

Фестиваль Science in the City

Палаццо Фальсон проводит виртуальный семинар, в процессе которого дети смогут изготовить рождественские сувениры

Виртуальный мастер-класс «Мастерская Рудольфа»

Вилла Фрере откроет свои двери для гостей 13 декабря, с 9.00 - 16.00

День открытых дверей: Вилла Фрере

Оперные концерты — часть проекта «Рождество в городе», представленного культурным агентством «Валлетта»

Городская опера

Концерт камерной музыки, представленный музыкантами Мальтийского филармонического оркестра в старинном Маноэль Театре в Валлетте, посвященный 250-летию со дня рождения Людвига ван Бетховена.

Вечер с Бетховеном