Сергей Смбатян: "Дирижирование профессия, по сей день неизведанная"

16 июня 2018 /
  1. Интервью
Сергей Смбатян:

Основатель, художественный руководитель и главный дирижер Государственного симфонического оркестра Армении Сергей Смбатян — 30-летний музыкант, способный повести за собой людей туда, куда нужно.

Оттого они охотно откликаются на любой его призыв — будь то истоптанный вдоль и поперек музыкальный клондайк или заповедная терра инкогнита. До недавних пор коллектив его назывался Государственным молодежным оркестром Армении, и так и остался оркестром актуального поколения, generation Z, вот только укрепил свои позиции и статус. А уж про авторитет его руководителя, которого оркестранты называют «папой», давно все ясно: с 13 лет начал карьеру скрипача, одержал победы на множестве престижных конкурсов, окончил две консерватории — Ереванскую и Московскую, продолжил обучение в Лондонской Королевской Академии, любопытен к кроссжанровым проектам. Несмотря на активное покорение Европы, фанатично предан родной стране и армянской музыке. В 2015 году стал кавалером французского Ордена искусств и литературы, два года назад Указом президента Армении был удостоен звания заслуженного артиста. Вдобавок к собственному коллективу, основал Детский камерный оркестр ЮНИСЕФ и Всемирный оркестр «24/04». Сын известного композитора, внук заслуженной скрипачки. Далек от всего среднестатис­ти­чес­кого. Несколько раз был замечен за пультом Мальтийского филармоничес­кого оркестра, с которым у маэстро обнаружилось редкое взаимопонимание.

Сергей Смбатян: "Дирижирование профессия, по сей день неизведанная"

Дирижирование связано с магией и большой энергетикой.

— Сергей, своим появлением вы опровергли все мифы о том, с какого возраста начинается профессия дирижера. Музыкальное чудо, уникум, prodigy — назовите как угодно, и все равно это не отразит глубины вашего феномена. В 18 лет вы уже основали собственный оркестр, получивший впоследствии статус государственного. Как вы на это решились?

— Любая инициатива связана с большой ответственностью. Конечно, в молодом возрасте ты меньше оцениваешь возможные риски, не представляешь, с какими трудностями тебе придется столкнуться. Твоей движущей силой являются исключительно идеи и светлые ценности. Но мне всегда нравилось исследовать какие-то новые вещи на сопредельных полях искусства, используя все шансы, которые предоставляла жизнь. Ну и, конечно, трудолюбие, целеустремленность и, не скрою, любопытство. Вот и получилось, что наш оркестр создавался с энтузиазмом, рвением и самоотверженностью, что с самого начала между нами возникла настоящая любовь, вера в то, что мы — носители подлинных классических ценностей (уж не сочтите за пафос). Меня и моих друзей и вправду объединяла исключительная преданность музыке, к тому же мы были уверены в результате. Разумеется, дорога, по которой нам пришлось пройти, не была гладкой, но двенадцатилетняя история Армянского государственного симфонического (в прошлом молодежного) оркестра является явным доказательством того, что классическое — а значит, истинное — искусство всегда побеждает.

— Гены тоже, наверное, сыграли свою роль: вы родились в семье композитора, вашим первым педагогом стала бабушка, учившая вас играть на скрипке… Сколько вам было тогда?

— Действительно, многие ценности передаются через гены и укрепляются еще больше, благодаря воспитанию, следованию традициям, жизненным урокам, прямым и косвенным. В моей семье меня воспитывали и как музыканта, и как человека. И моя бабушка — это не только яркие и теплые воспоминания о детстве, это удивительный профессионал своего дела, который раскрыл для меня безграничность и силу музыки. Мне было 5 лет, когда она впервые передала мне скрипку, и с тех пор мы неразлучны с музыкой.

В музыке Хачатуряна можно расслышать и античность, и средиземноморские мотивы, и национальный фольклор, и европейскую полифонию, и при этом абсолютную ни на кого непохожесть.

— А потом вы стали учеником знаменитого Захара Брона — «профессора вундеркиндов». Он к тому времени преподавал уже в Швейцарии?

— Да, те времена я вспоминаю с особой благодарностью. Захар Нухимович — особенный педагог, он учит, как преодолевать препятствия и дос­тигать своих целей. Этот опыт до сих пор ценен для меня, и я очень часто мысленно переношусь в те годы…

— Будучи представителем «броновского движения» в скрипичной игре, не жаль ли вам было расставаться с инструментом и переключаться на управление оркестром? Или вы по-прежнему играете на скрипке?

— Моя любовь к скрипке продолжается по сей день, я постоянно играю, но уже не выступаю, как прежде. А то, что мне посчастливилось быть студентом великого человека, который создал по-настоящему звездных скрипачей — Вадима Репина, Максима Венгерова, Дэвида Гарретта, Даниэля Хоупа, то есть музыкантов, которые диктуют тенденции классического искусства в мире, — еще и большая ответственность. Со временем обстоятельства и предпочтения привели меня к руководству оркес­тром. Бóльшую часть своей жизни я выступаю в роли дирижера оркестра, но уроки и навыки маэстро Брона всегда со мной. Я никогда не прекращаю их применять!

— В 13 лет вы оказались обладателем солидной коллекции наград, выступали с именитыми дирижерами и оркестрами и уже сами подумывали стать дирижером. Случай беспрецедентный, насколько мне известно. Попутно вы обучались сразу в двух консерваториях, Ереванской и Московской, откуда отправились в Лондон, в Королевскую Академию музыки. Кто вас пригласил?

— В Королевской Академии был объявлен конкурс, и я, будучи уже выпускником Ереванской и Московской консерваторий, решил попробовать свои силы. В результате я поступил на специальный курс выдающегося дирижера, сэра Колина Дэвиса.

— Говорят, что вы впервые публично встали за пульт на благотворительном концерте принца Чарльза в Виндзорском замке. Ваш дирижерский дебют действительно состоялся с подачи Его королевского высочества?

— Нет, первое мое выступление в качестве дирижера случилось 25 января 2006 года, и дирижировал я моим главным достижением в жизни — Государственным молодежным оркестром Армении. Правда, тогда это была просто инициатива студентов Ереванской консерватории. Но начало выглядело многообещающим. В Виндзорском замке, с Philharmonia Orchestra, я выступил уже спустя пару лет. Программа была довольно интересной, от западноевропейских до армянских композиторов, а солировали Максим Венгеров, Рене Флеминг, Дживан Гаспарян и многие другие.

— Получается, что вас сформировали разные культурные пространства. Тем не менее, вы остались приверженцем армянской культуры (опровергните мои слова, если я ошибаюсь). В частности, вы являетесь последовательным пропагандистом музыки Арама Хачатуряна…

— Да, и в годы обучения, и в дальнейшем я всегда имел дело с различными исполнительскими школами. Это, конечно, обогатило мою систему ценностей, равно как и мой внутренний мир. Однако, если быть объективным, следует признать, что армянская культура, а именно армянская классическая музыка, занимает особое место в моей жизни. Арам Хачатурян — один из тех представителей нашей культуры, искусство которого высоко ценится во всем мире величайшими музыкантами и критиками. В его музыке можно расслышать и античность, и средиземноморские мотивы, и национальный фольклор, и европейскую полифонию, и при этом абсолютную ни на кого непохожесть. Наследие Хачатуряна является универсальным, поэтому мы все обязаны нести это наследие, распространять и популяризировать.

— Существует ли по сей день армянская композиторская школа, индивидуальные композиторские стили? Или все сметено могучим ураганом интеграции, и в глобальном мире уже нет места мультикультурализму?

— У армянской композиторской школы много ярких представителей: это Тигран Мансурян, произведение которого в этом году номинировано на «Грэмми», и композиторы молодого поколения — Эдуард Айрапетян, Вардан Аджемян, Артур Агаронян и многие другие. Мы исполняем много современной армянской музыки, это основа репертуара нашего оркестра.

— «Дирижирование — дело темное», говорил Римский-Корсаков. Что он, по-вашему, имел в виду? Учитывая, что дирижер проясняет композиторский замысел…

— Дирижирование по сей день для многих слушателей — профессия неизведанная. Она связана с магией и с большой энергетикой. Ведь мы даем людям возможность открыть для себя что-то новое, новые мысли, новые ощущения, почувствовать прежде неведомое. И никто не может сказать, почему у одного получается, а у другого — нет.

— В мире мало оркестров, о которых говорят: у этого оркестра есть свой звук. У вашего коллектива он есть. Какими средствами можно добиться подобного знака отличия, точнее, звуко-отличия?

— Наш молодежный оркестр с декабря 2017 года стал Государственным симфоническим оркестром Армении — это еще одна ступень восхождения. И коллектив этот уникален — оттого и звучание у нас уникальное. Все музыканты нашего оркестра — армянской национальности, мы представители одной нации, одного поколения, одной исполнительской школы. Все мы окончили Ереванскую консерваторию, все мы думаем на одном родном языке. Мы являемся носителями одной и той же системы ценностей. Возможно, именно отсюда — знак отличия нашего коллектива и нашего звучания.

— Все молодежные оркестры, которые мне довелось слышать, отличаются от традиционных совершенно иной энергетикой. У юных оркестрантов глаза горят, тогда как их старшие коллеги едва ли не дремлют за пультом… Что это — усталость материала?

— Скажу вам честно, наши глаза со временем горят еще ярче! (смеется) И это один из ключевых факторов нашего успеха. Надеюсь, что «болезнь» взрослых оркестров нас не коснется.

— Можно ли сказать, что вы с самого начала обрели свой идеальный оркестр? Или все еще находитесь в его поиске?

— Оркестр — живой и постоянно развивающийся организм. На данном этапе мы объединили музыкантов, которые не только являются профессионалами, но и разделяют идеологию оркестра. В то же время вынужден признать, что приоритеты меняются, устанавливаются новые стандарты, и идеал начинает рассматриваться как что-то незавершенное. Поэтому стремление к идеалу — это бесконечный процесс. Но именно это и прекрасно!

— Вам всего 30 лет, и все-таки: меняются ли ваши концепции исполнения того или иного сочинения с годами? Или рано пока об этом говорить?

— Постоянный поиск в нашем деле — очень важный аспект, и слушатель должен знать, что после каждой встречи с оркестром он унесет с собой что-то новое и ценное, научится чувствовать иначе… Для музыкантов это очень важно — процесс созидания.

— Насколько мне известно, вы являетесь самым молодым кавалером французского Ордена искусств и литературы?

— Надеюсь, не этим фактором было обусловлено присуждение мне этого ордена (смеется).

— Многие атрибуты клас­си­чес­кого chef d’orchestre уже канули в Лету. И касается это, прежде всего, утраченной гегемонии дирижерской палочки. Бернстайн дирижировал бровями, Гергиев дирижирует зубочисткой, изобретательный Курентзис устраивает на подиуме пляски святого Витта… да, собственно, примерам несть числа. А для вас — сохраняет ли палочка свою роль? Как некий аккумулятор энергии, как собирательная сила?

— В большинстве случаев я дирижирую без палочки, а энергию аккумулирую в своей голове.

— В последние годы в среде классических музыкантов все больше набирают обороты кроссжанровые проекты. Вы тоже участвовали по меньшей мере в одном из них — я имею в виду необычное театрально-музыкальное действо Report on the Blind, где ваш оркестр играл Шнитке с Джоном Малковичем. Актер повествовал о том, что миром правят слепые, и обязанность его героя — героя романа аргентинского писателя Эрнесто Сабато по имени Фернандо Видаль — открыть миру глаза на истинное положение вещей. Насколько восприимчива публика к подобному концертному формату — учитывая, что вы выступали с ним и в Сеуле, и в Буэнос-Айресе, и на недавнем, октябрьском Международном фестивале Хачатуряна в Ереване?

— Это, безусловно, уникальный проект. Человек, который живет, думает и создает что-то на сцене, всегда непредсказуем, но наличие такого партнера, как Джон Малкович, превращает подобный опыт в нечто совершенно фантастическое. Это некий вызов: вы воочию наблюдаете за тем, как ему удается материализовать на сцене духовные ценности, и сей эксперимент людям по душе. Несмотря на то, что используются в нем абсолютно новые средства выразительности. Я очень рад, что этот формат далек от развлекательных программ, от густонаселенных пышных шоу. Оркестр, музыканты и Джон Малкович — больше ничего. Мы не используем концептуальные эффекты и прочие эффекты театра. Сам Малкович — театр. В Сеуле во время мировой премьеры Report on the Blind пространство вообще не было освещено, и никто не знал, что сделает Джон. Но его аура настолько сильна, что, когда он вышел на сцену, все сидящие в зале почувствовали его присутствие.

— Открывать глаза миру — вы ведь тоже видите в этом свою миссию, не так ли? В 2009-м вы основали Детский камерный оркестр ЮНИСЕФ, который неоднократно выступал в Армении и Европе…Сергей Смбатян: "Дирижирование профессия, по сей день неизведанная"

— Да, единственный в мире Детский камерный оркестр UNICEF был основан в сентябре 2009 года в рамках празднования двадцатой годовщины Конвенции о правах ребенка. Этот оркестр состоит из молодых музыкантов (в возрасте от 10 до 15 лет), настоящих приверженцев классической музыки, объединенных вокруг одной основной идеи: обращаясь к международному сообществу на языке музыки, сконцентрировать его внимание на вопросах о правах детей. Ученики Ереванской специализированной музыкальной школы имени Чайковского (которая считается эталоном традиционного исполнительного искусства в Армении) сделали первые шаги к успеху: подобно первокласснику, познающему алфавит, они по крупицам постигали все нюансы оркестрового камерного музицирования. И через относительно короткий промежуток времени оркестр UNICEF уже выступал с концертами как в Армении, так и за рубежом. К слову, репертуар детского оркестрa включает в себя произведения армянскиx, западноевропейских и русских композиторов.

— Вы интересуетесь новой музыкой, являетесь соучредителем ACAF — фестиваля армянского композиторского искусства. Наверное, ваш оркестр исполнил уже немало премьер?

— Мы основали этот фестиваль, осознавая, что современное композиторское искусство играет важную роль в развитии культуры, а также тот факт, что назрела необходимость вдохновлять современных композиторов. Я очень рад, что фес­ти­валь имеет большой успех и занимает свою нишу в нашей реальности. Что касается нашего оркестра, то он является чемпионом в плане исполнения произведений современных армянских авторов. Среди особо значимых премьер хотелось бы отметить Концерт для фортепиано Эдуарда Айрапетяна, который мы играем с пребольшим удовольствием.

Сергей Смбатян: "Дирижирование профессия, по сей день неизведанная"

— В мае прошлого года вы стали победителем Первого международного конкурса-концерта «Дебют в Берлинской филармонии». Пару слов об этом, пожалуйста.

— Этот конкурс был очень ответственным, и тот факт, что проводился он в Германии, стране, которая является одним из важнейших центров дирижерского искусства, делает его особенным. Немаловажным было и то, что председателем жюри был сам Михаил Юровский. Получать приз из его рук было событием волнительным и, с профессиональной точки зрения, вдохновляющим. Должен отметить, что это действительно одно из главных профессиональных достижений в моей карьере.

— Существует ли у вас свой ритуал, предшествующий выступлению?

— С профессиональной точки зрения, ошибочно следовать какому-то ритуалу. Ритуалами могут считаться бесконечный труд, тщательно проведенные репетиции перед концертом… Конечно же, волнение непреодолимо, несмотря на всю, даже самую достойную подготовку.

— В апреле в столице Мальты Валлетте, которой, к тому же, в 2018 году присвоен титул музыкальной столицы Европы, пройдет VI Мальтийский Международный музыкальный фестиваль. Организует его Европейский фонд поддержки культуры во главе с Константином Ишхановым, который достоин всевозможных суперлативов. Давно ли вы сотрудничаете?

— Совместно с господином Ишхановым мы работаем не так давно, но зато настолько интенсивно, что уже успели воплотить в жизнь несколько довольно интересных проектов. А вообще, Константин — настоящий приверженец своего дела, в данном случае — классического искусства. Особо примечателен его вклад в развитие межкультурных отношений. Что же касается Мальтийского фестиваля, выступать в качестве официального оркестра столь масштабного мероприятия для нас не только большая честь, но и большая ответственность. И мы к ней готовы!

— Вы ведь уже бывали на этом дивном острове, и не раз. Выступали с местным филармоническим оркестром. С какими чувствами вы приезжаете на Мальту?

— Я всякий раз с любовью посещаю этот древний остров. Дирижировать Мальтийским филармоническим оркестром — большая честь, мы представляем замечательные программы с профессиональными музыкантами. Смею надеяться, что такие концерты добавляют интересный штрих в культурную жизнь Мальты.

— Государственный симфонический оркестр Армении станет официальным оркестром грядущего фестиваля?

— …и частью глобального культурного события с участием всемирно известных музыкантов из разных уголков Земли.

Беседовала Лина Гончарская


Метки статьи:

11 путей на Мальту Европейский фонд поддержки культуры Известные гости Мальты Мальтийский международный музыкальный фестиваль Мальтийско-Российский фонд дружбы Музыкальные фестивали на Мальте Новости культуры Член жюри

Читайте также:

Алена Каработт-Чайкина: «У меня в жизни всегда было три профессии — журналист, гид и переводчик»

23 ноября 2017

Алена Каработт-Чайкина: «У меня в жизни всегда было три профессии — журналист, гид и переводчик» | Мальтийский вестник

Она из тех людей, чьи дела говорят о них больше, чем слова. Вот и беседа у нас получилась об Алениной работе, Мальте, ее работе на Мальте, которая посвящена Мальте же. Замкнутый круг? Да нет же, цельная натура!

Москва, Мальта, музыка...

19 декабря 2019

Москва, Мальта, музыка... | Мальтийский вестник

Звезды мировой классической сцены, четыре легендарных зала российской столицы, произведения русских, европейских и мальтийских композиторов — Мальтийский филармонический оркестр с 21 по 27 ноября 2019 года дал четыре концерта в Москве. Мероприятие происходило в рамках тура «Объединение культур» (MPO Moscow Tour — A Union of Cultures), организованного Европейским Фондом Поддержки Культуры совместно с Мальтийским филармоническим оркестром, в партнерстве с Ассоциацией поддержки культурных инициатив…

«Мальта признает Россию как стратегического партнера Евросоюза»

25 июля 2017

«Мальта признает Россию как стратегического партнера Евросоюза» | Мальтийский вестник

Господин Кармело Абела, министр иностранных дел Маль­ты, вступивший в должность в июне 2017 года, ответил на вопросы журнала «Мальтийский Вестник»

Дуглас Шелдон: "Мои главные предпочтения - качество, музыкальность и выразительность"

12 июня 2018

Дуглас Шелдон: Мои главные предпочтения - качество, музыкальность и выразительность | Мальтийский вестник

Дуглас Шелдон, председатель совета директоров Columbia Artists Management Inc., — один из самых известных и уважаемых музыкальных менеджеров, чья впечатляющая карьера насчитывает пять десятков лет.

Рыцари Св. Иоанна в пути на Мальту. Часть 1

12 апреля 2017

Рыцари Св. Иоанна в пути на Мальту. Часть 1 | Мальтийский вестник

Среди первых образов, которыми встречает гостей древняя и вечно юная Мальта — рыцарственно-изящный восьмиконечный крест, который носит в мировой геральдике название Мальтийского. Это исторический символ Иерусалимского, Родосского и Мальтийского Суверенного Военного Госпитальерского (в дословном переводе — Странноприимного) Ордена Св. Иоанна, оставившего в истории острова неизгладимый, словно славный боевой шрам, след.

Armine Grigoryan: “Music passes on from heart to heart, from soul to soul”

18 июля 2018

Armine Grigoryan: “Music passes on from heart to heart, from soul to soul” | Мальтийский вестник

The Armenian Cultural Days in Malta opened at Republic Hall of Mediterranean Conference Centre with a concert dedicated to the 115th anniversary of Aram Khachaturian. The Malta Philharmonic Orchestra led by conductor Sergei Smbatyan performed works of Aram Khachaturian. Famous Kazakh violinist Aiman Musakhodzhaeva, one of the most famous performers of Khachaturian’s concert, presented a vivid, masterly and fascinating interpretation of Violin Concerto.

Новости Мальты

Ко дню российских дипломатов | Мальтийский вестник

Ко дню российских дипломатов

11 февраля 2022

10 февраля в России отмечается День дипломатического работника. Он был утверждён в качестве профессионального праздника российских дипломатов в 2002 г. указом Президента России, и эта дата была выбрана не случайно. Ведь именно 10-м февраля 1549 года да...


Раскрыта одна из тайн Великих магистров Мальтийского ордена | Мальтийский вестник

Раскрыта одна из тайн Великих магистров Мальтийского ордена

23 декабря 2021

Во время захоронения Великого магистра Мальтийского ордена Мэтью Фестинга, который скончался на Мальте 12 ноября 2021 года, была обнаружена безымянная могила. Предполагают, что она принадлежит самому непопулярному магистру Ордена Святого Иоанна — Франс...


Елка на Гозо признана одной из самых красивых в Европе | Мальтийский вестник

Елка на Гозо признана одной из самых красивых в Европе

23 декабря 2021

Интернет-Портал european­best­destinations.com разместил статью со списком самых красивых елок в Европе. На первом месте оказалась экологичная елка из бутылок, созданная жителями Айнсилема, что на Гозо. В прошлом году жители деревушки установили 19-мет...


Дождь в музее | Мальтийский вестник

Дождь в музее

23 декабря 2021

По сообщению пресс-службы Heritage Malta, дождевая вода, просочившаяся в залы Национального музея искусств MUŻA, не повредила картины. Мальту несколько месяцев заливает дождями. Настолько сильными, что в зданиях протекают потолки. Не стал исключением и...


Валлетта — столица здоровья | Мальтийский вестник

Валлетта — столица здоровья

23 декабря 2021

Согласно сообщению журнала Forbes, Валлетта — самая экологически благоприятная европейская столица. Исследование с таким интересным результатом провел бренд одежды GAP. Были проанализированы условия жизни в 28 столицах стран Евросоюза. GAP обращали...


Мальта — третья в Европе по запасам оптимизма | Мальтийский вестник

Мальта — третья в Европе по запасам оптимизма

23 декабря 2021

По данным социологических исследований, 61% жителей маленького средиземноморского острова считают, что «все будет хорошо». 22% мальтийцев категорически не согласны с этим, а оставшиеся пребывают в сомнениях и надеждах. Им Мальта обязана званием дов...


Скоро на Мальте

Malta International Music Festival пройдет в 2022 году в новом формате. Одиннадцатый по счету фестиваль будет представлять собой пятинедельный культурный форум, в рамках которого состоится не только множество концертов, выступлений хореографических коллективов, выставок, кинопоказов, но также будут организованы Дни национальных культур.

Мака Лашхи о Днях грузинской культуры: «Столь масштабное мероприятие будет организовано благодаря участию Европейского Фонда Поддержки Культуры»

В 2022 году Malta International Music Festival пройдет на Мальте с новой программой и в новом формате. Организаторы уверяют: это будет самый большой праздник искусства за более чем 10-летнюю историю фестиваля.

Триумф героев: о новой концепции Malta International Music Festival-2022

В этом году отрадно наблюдать за расписанием концертов традиционного Фестиваля барочной музыки в Валлетте (Valletta Baroque Festival). После урезанной программы 2021 (когда можно было только радоваться, что фестиваль вообще не отменили) в наступающем 2022 организаторы подготовили встреч с барочной музыкой в барочном городе, построенном «джентльменами для джентльменов».

Мадригалы, балет и BaRock - Мальта принимает 36 концертов Фестиваля барочной музыки

В наступившем году на Мальте пройдут фестивали, посвященные музыке великих русских композиторов, чей юбилей будет отмечаться в 2022 году

Стравинский, Щедрин и Скрябин — на Мальте

В декабре этого года на Мальте состоится премьера нового мальтийского фильма Blood on the Crown. Фильм рассказывает о событиях начала прошлого века, о борьбе за независимость Мальты и о памятной дате празднования мальтийского Сетте Джуньо.

Blood on the Crown — история о мужестве и героизме