Нарек Ахназарян: «Мы творим свою историю»

16 мая 2017 /
  1. Интервью
Нарек Ахназарян: «Мы творим свою историю» — Мальтийский вестник

С Нареком Ахназаряном мы встретились на следующий день после его концерта на Мальте. Еще с утра с температурой и больным горлом, к вечеру он, как стойкий оловянный солдатик, был в строю и ничто не выдавало его состояния. Вот она, главная составляющая профессии — уметь взять себя в руки тогда, когда того требует ситуация.

— Вчера на концерте перед произведением Массне «Размышление» Вы рассказали его историю. Эта просветительская функция так важна для Вас?

— Конечно, я считаю, что любой хороший музыкант, часто играющий в разных странах, это, скорее, миссионер. Давайте не будем отрицать, что часто достаточно большая часть публики — не очень-то просвещенная, а некоторые даже в первый раз пришли на концерт. Поэтому задача классического музыканта — влюбить людей в это искусство. Иногда музыка может быть непонятна, но если рассказать ее предысторию, то люди начинают осознавать, что им надо искать в ней, какая основная идея. Я считаю, что это очень важно, тем более для таких концептуальных произведений.

 — Насколько Вы требовательны к своему слушателю? Я сейчас говорю не про уровень понимания музыки, а, скорее, про быт: звук телефонов во время концерта, вспышки фотоаппаратов и т.д.

— Есть глобальные общечеловеческие каноны этики и приличия. Ты не ешь в ресторане руками тартар или фуа-гру, то же самое на концерте: каждый зритель должен осознавать, что фотографировать или не выключать мобильный, или производить любые действия, отвлекающие слушателя, неправильно. Сотни людей заплатили деньги, выделили время. И если телефон в этот момент звонит, то это нарушает их покой и, конечно же, отвлекает артиста, который целиком погружается в музыку и живет ей. У меня на концертах неоднократно было, когда и снимали со вспышкой, и разговаривали.

 — А как Вы реагировали? Раздражались?

— Каждый конкретный случай индивидуален, нет единой модели поведения и нет панацеи. Я считаю, что задача артиста, неважно, это музыкант или актер, — попытаться максимально отыграть эпизод до конца и уже потом предпринимать какие-то действия. Скажу честно, порой желание остановиться и накричать было очень сильным, потому что ты действительно злишься. Но надо сдерживаться и максимально культурно дать понять, что это отвлекает артиста. Никто не будет спорить с тем, что, если человек не выключил телефон, то это не специально, а, скорее, от невежества, поэтому зла за это таить не надо.

 — Вы вообще вспыльчивый?

— Очень. Я очень вспыльчивый и очень быстро отходчивый. В этом смысле я как ребенок.

 — Кстати, о детях. Папа — скрипач, мама — пианистка, брат — дирижер, Вы — виолончелист. Как Вы выбрали свой инструмент?

— Инструмент выбрала за меня мама, она очень любит виолончель. В тот период был страшно популярен фильм «Иствикские ведьмы». Там есть один эпизод, когда Сьюзен Сарандон репетирует концерт Дворжака и настолько воодушевленно и пламенно играет, что виолончель начинает дымиться и в конечном итоге возгорается. Я был очень непоседливым ребенком, просто «сорви голова». Мама как-то соединила эти образы, думаю, сработал материнский инстинкт, и она поняла, что мне надо быть виолончелистом. Папа, конечно, был против, он хотел, чтобы я, как и он, стал скрипачом. Более того, удивление руководства школы Саят-Нова, в которую я поступил, было очень велико, потому что тогда на виолончель отдавали тех детей, которые не набирали достаточного количества баллов для обучения на фортепиано или скрипке. Это был резервный, третий инструмент. И вдруг меня, ребенка двух уважаемых профессоров, добровольно отправляют в класс виолончели. Это, конечно, был шок, но я очень счастлив, что так вышло.

 — Но ведь доучивались Вы уже в Москве? Это была родительская жертва?

— В Армении было трудно достичь чего-то глобального в классической сфере, и мама поехала со мной в Москву. Она была ведущим педагогом по камерному ансамблю и фактически пожертвовала своей успешной карьерой профессора Ереванской консерватории, чтобы дать мне шанс в будущее. А папа остался с братьями в Ереване зарабатывать деньги. Ему было тяжело вдвойне, потому что он получал зарплату по армянским меркам и отправлял ее нам в Москву. Это были очень тяжелые годы, но у меня все равно остались приятные воспоминания.

— К судьбе любого состоявшегося музыканта любят приписывать стереотип о потерянном детстве и многочасовых репетициях. Что Вы помните о своем детстве?

— Я был непоседливым ребенком. Конечно, меня пытались усадить заниматься, заставляли играть больше, за что я очень благодарен родителям. Но я не могу сказать, что у меня было потерянное детство, я жил в балансе. Помню и водяные бомбочки, и взрывоопасные эксперименты, и футбол с разбитыми коленями и локтями — все это было. Может быть, не в той мере, как у моих сверстников, но зато долгие уроки обеспечили мне профессиональное будущее виолончелиста.

 — К разговору о профессиональном будущем, если разделить жизнь на «до» и «после» победы в конкурсе Чайковского, что изменилось?

— Конечно, поменялся статус. Звание победителя конкурса Чайковского дает совершенно другие возможности, равно как и обязывает. Открылись новые горизонты: после победы я подписал контракт с тремя ведущими агентствами в разных странах, появились ангажементы намного более высокого уровня и в большем количестве. Конкурс распахнул очень много дверей.

— А тот конфликт во время репетиций к конкурсу Чайковского, где Горенштейн назвал Вас музыкантом из аула, повлиял на то, что Вы взяли первую премию?

— Наверное, чем-то помог, у меня такой характер — я умею собираться в экстремальных ситуациях. Но в тот момент мне ничего никому не надо было доказывать. 100% людей были на моей стороне, потому что все понимали, что это за человек и что подобная ситуация случается с ним не впервые, ведь он девять лет терроризировал Госоркестр. Если бы мне было важно его мнение, то я, конечно, бы переживал. К тому же, все было сказано за моей спиной, во время работы с оркестром, когда я занимался дома. Возможно, если бы я был рядом с ним в тот момент, то история развивалась бы совсем по-другому. С тех пор мы не виделись.

 — Были ведь в Вашей жизни и уроки от легендарного Ростроповича, что Вы о них помните?

— Его мастер-классы — неоценимая польза для меня. Я прошел очень интересный репертуар с Мстиславом Ростроповичем, это были произведения Шостаковича, Прокофьева, Щедрина, то есть те, которые он фактически сочинял вместе с авторами. Было очень много советов об образности, например, в третьей части Сонаты Шостаковича ритм — это сердцебиение и другие ценные моменты. Общаясь с Ростроповичем, учась у него и проходя с ним этот репертуар, я чувствовал, что соприкасаюсь с первоисточником. И потом, конечно, Мстислав Леопольдович — одна из самых значимых и интересных личностей в классической музыке XX века. Встречи с ним были большой удачей, радостью и честью для меня.

— Судя по тому, что я видела во время концерта, на Мальте Вас очень любят. Есть ли в планах совместная работа с местными музыкантами?

— В следующем году планируется тесное сотрудничество с Мальтийским филармоническим оркестром, чему я очень рад. Это приятная атмосфера, доброжелательные люди и замечательные музыканты. Да, мальтийский слушатель меня полюбил, но это абсолютно взаимно. Еще в свой первый приезд сюда я очаровался этим островом, сейчас у меня ощущение, будто я дома.

— Вчера в Вашей программе звучала музыка мальтийского композитора Алексея Шора, насколько я знаю, Вы играете ее не впервые?

— Да, я во второй раз исполняю сочинения Алексея Шора. Мне кажется, что главная их изюминка — это простота, а я — ee ценитель во всем: в интерпретации, в музыке. У Шора нет сложных полифонических задач, линий, гармонически непонятных слушателю и исполнителю. В хорошем смысле его произведения напоминают мне киномузыку. Публика хорошо их воспринимает, потому что легко может прочувствовать.

Нарек Ахназарян: «Мы творим свою историю»
— Кстати, о кино, Вы записали саундтрек к фильму Эмира Кустурицы «Млечный путь». Как Вы нашли друг друга?

— Мы познакомились через моего брата — скрипача Хачатурa Алмазяна, который дружит с Эмиром. Как-то он ему рассказал обо мне, но все это забылось. А через несколько месяцев Эмир звонит со словами: «Я послушал твоего брата, мне очень понравилось, и я хочу пригласить его на свой фестиваль в Мечавник (прим. — деревня, которую построил Эмир Кустурица для съемок фильма «Жизнь как чудо»)». Я, конечно же, с радостью согласился, мы потрясающе провели время, он показал свою деревню, которую построил недалеко от границы с Боснией. Я очень сдружился с его сыном Стрибором. Он, кстати, — автор саундтрека к фильму «Млечный путь». После концерта Эмир подошел ко мне и сказал, что, хотя работа над фильмом уже закончена, он очень хочет, чтобы я внес в него свою лепту. На следующий день мы со Стрибором около восьми часов провели в студии, записывали музыку, делали мелодические вставки. Я думаю, что получилось очень хорошо. Не все вошло в фильм, поэтому весь оставшийся материал скоро будет выпущен на диске.

— Большинство музыкантов обычно выбирают для себя более обособленную позицию и ничего, кроме музыки, не видят. Вы же, насколько я замечаю, человек очень переживающий за многие политические процессы. Недавно даже снялись в клипе с премьер-министром Армении Кареном Карапетяном.

— Каждый человек — гражданин какой-то страны, будь он художник, музыкант, таксист, уборщик, бизнесмен и т.д. Он — владелец паспорта, что обязывает к определенному гражданскому долгу. Я не считаю себя и свою профессию исключением. Не могу сказать, что я очень политизированный человек, но когда решается судьба мира, думаю, это должно цеплять каждого.

А что касается видео, мне позвонили и сказали, что в съемках участвуют Левон Аронян, Артур Абрахам и Карен Карапетян. Я не задумываясь согласился, потому что безумно уважаю Карена Карапетяна. Для меня было большой радостью сняться с ним в этом клипе.

— Вы с братом очень тепло называете друг друга «аперик» (в переводе с арм. — «братик») и очень поддерживаете, но не так часто вместе выступаете. Когда ждать ваших совместных проектов?

— Да, «аперик» — это из детства. На следующий сезон запланированы совместные концерты в Сербии, Германии, Польше. А в начале июня мы с Тиграном выступаем на приморской сцене Мариинского театра во Владивостоке, где я играю концерт с оркестром, а он дирижирует. Кстати, очень вероятно, что вскоре мы будем и на Мальте.

— Не могу не спросить про виолончель Гварнери, предоставленную Вам канадским коллекционером. Как он Вас нашел?

— Лет пять назад он начал следить за моей карьерой через Facebook и YouTube. До этого он никогда не бывал на моих концертах. Но совершенно случайно контакт наладился, тогда я полетел в Канаду и попробовал эту совершенно потрясающую виолончель Гварнери 1707 года. Коллекционер щедро предложил мне играть на ней на долгосрочной основе.

— Но ведь это чистое везение. Вам вообще часто помогают в жизни?

— Жизнь такая штука, что одному прожить трудно. Я счастлив, что в нужные моменты в моей жизни появлялись люди, готовые протянуть мне руку. Но у меня такой характер, что я никогда не жду помощи от кого-то и все стараюсь делать своими усилиями. Да, это не всегда возможно. Например, с виолончелью: у меня нет на банковском счету нескольких миллионов евро, но я не сидел сложа руки и мне с неба упало счастье. Этот коллекционер появился после долгих поисков, я очень активно, с надеждой искал спонсора или человека, который предоставит мне инструмент. Может, космос это ощущает, но я считаю, что если бы я ждал, пока меня найдут, ничего бы не случилось.

Нарек Ахназарян: «Мы творим свою историю»— Вы верите в судьбу?

— Да, но я не верю, что все предначертано заранее, скорее, думаю, что мы творим свою историю. Все, что происходит в жизни, — неслучайно, лично я стараюсь из каждого весомого события вынести урок. Если случается что-то плохое, то я пытаюсь понять почему, не знак ли это или предостережение, и часто замечаю, что, анализируя неприятность, я в будущем избегаю более тяжелых последствий.

— А чье мнение в плане профессии Вам важно?

— Родители — мои самые большие критики, но сейчас они далеко, мы видимся не так часто, как хотелось бы. Поэтому я сам знаю, что у меня получилось, что нет. Впрочем, я никогда не остаюсь довольным концертом, что, на мой взгляд, очень хорошо.

— Даже когда весь «Концертгебау» после того самого Дворжака из маминой мечты аплодирует Вам стоя?

— Реакция публики для меня не показатель.

— А что показатель? Реакция коллег?

— Нет, это еще меньший показатель. Для меня самое главное — ощущение, получилось ли у меня или нет то, что я хотел сделать. Есть немало коллег, мнение которых я безумно уважаю. Иногда похвала от них действительно стоит многого, впрочем, и критика тоже.

— В таком случае, существует ли понятие музыкального братства?

— Я считаю, что если ты ненавидишь какого-то коллегу или ревностно относишься к нему, это, в первую очередь, твой собственный комплекс неполноценности. Не думаю, что у меня есть причины завидовать кому-либо, наоборот — я очень радуюсь за тех, чье творчество уважаю, и не обращаю внимания на остальных. В музыкальное братство я, может, и не верю, но близкие дружеские отношения в нашей сфере точно существуют. В прошлом году я был на фестивале им. Григория Пятигорского в Лос-Aнджелесе, где собрались все самые выдающиеся виолончелисты мира: Йо Йо Ма, Миша Майский, Трульс Мерк и т.д. Была очень приятная атмосфера, не ощущалось никакой напряженности, потому что нет причин для зависти: у каждого своя ниша и каждый предан музыке, а это самое главное.

— Вам нет еще и 30, но Вы уже играли в лучших мировых залах с лучшими оркестрами. Чего Вы хотите в ближайшем будущем?

— Играть больше, играть лучше. Нет какого-то определенного плана, я, в хорошем смысле, плыву по течению. У меня по жизни всегда получалось так: чем больше я рисую планов, тем меньше они реализуются, поэтому я живу хладнокровно и прагматично, строю свою артистическую жизнь и будь что будет.

Беседовала Каринэ Арутюнян


Метки статьи:

Известные гости Мальты Мальтийский международный музыкальный фестиваль

Читайте также:

Один в поле не воин, но двое — команда

19 декабря 2019

Один в поле не воин, но двое — команда | Мальтийский вестник

На Мальте открыли сезон квизов на русском языке

Спектакль «Хрустальный Дворец» — большая творческая удача для всех артистов!

16 июня 2017

Спектакль «Хрустальный Дворец» — большая творческая удача для всех артистов! | Мальтийский вестник

Звезда мирового балета Иван Васильев, знаменитая балерина Мария Виноградова, прима-балерина Большого театра Мария Аллаш, оперная солистка Большого театра Анна Аглатова и известная драматическая актриса Мария Голубкина о сценическом чуде, которое ждет нас на Мальте.

События июля 2017: ДЕНЬ ЗА ДНЕМ

12 июля 2017

События июля 2017: ДЕНЬ ЗА ДНЕМ | Мальтийский вестник

Календарь событий на Мальте в июле 2017 года. Куда сходить на Мальте, что посмотреть. Концерты, фесты, фестивали и шоу, выставки и музеи, исторические реконструкции, спортивные мероприятия для всей семьи!

Дни армянской культуры на Мальте

12 июня 2018

Дни армянской культуры на Мальте | Мальтийский вестник

Европейский фонд поддержки культуры при поддержке Министерства культуры Мальты, Министерства культуры Армении и Arts Council Malta проводит Дни армянской культуры на Мальте с 18 по 30 апреля.

Behind the scenes... and at the heart of it all!

18 июля 2018

Behind the scenes... and at the heart of it all! | Мальтийский вестник

Our invisible army – a team of assistants to the festival participants – consists of a number of beautiful, well-educated, outstanding and charismatic young women.

Александр Соколов Ректор Московской государственной консерватории имени П. И. Чайковского

12 июня 2018

Александр Соколов Ректор Московской государственной консерватории имени П. И. Чайковского | Мальтийский вестник

"Международный конкурс пианистов на Мальте - событие значительное"

Новости Мальты

Ко дню российских дипломатов | Мальтийский вестник

Ко дню российских дипломатов

11 февраля 2022

10 февраля в России отмечается День дипломатического работника. Он был утверждён в качестве профессионального праздника российских дипломатов в 2002 г. указом Президента России, и эта дата была выбрана не случайно. Ведь именно 10-м февраля 1549 года да...


Раскрыта одна из тайн Великих магистров Мальтийского ордена | Мальтийский вестник

Раскрыта одна из тайн Великих магистров Мальтийского ордена

23 декабря 2021

Во время захоронения Великого магистра Мальтийского ордена Мэтью Фестинга, который скончался на Мальте 12 ноября 2021 года, была обнаружена безымянная могила. Предполагают, что она принадлежит самому непопулярному магистру Ордена Святого Иоанна — Франс...


Елка на Гозо признана одной из самых красивых в Европе | Мальтийский вестник

Елка на Гозо признана одной из самых красивых в Европе

23 декабря 2021

Интернет-Портал european­best­destinations.com разместил статью со списком самых красивых елок в Европе. На первом месте оказалась экологичная елка из бутылок, созданная жителями Айнсилема, что на Гозо. В прошлом году жители деревушки установили 19-мет...


Дождь в музее | Мальтийский вестник

Дождь в музее

23 декабря 2021

По сообщению пресс-службы Heritage Malta, дождевая вода, просочившаяся в залы Национального музея искусств MUŻA, не повредила картины. Мальту несколько месяцев заливает дождями. Настолько сильными, что в зданиях протекают потолки. Не стал исключением и...


Валлетта — столица здоровья | Мальтийский вестник

Валлетта — столица здоровья

23 декабря 2021

Согласно сообщению журнала Forbes, Валлетта — самая экологически благоприятная европейская столица. Исследование с таким интересным результатом провел бренд одежды GAP. Были проанализированы условия жизни в 28 столицах стран Евросоюза. GAP обращали...


Мальта — третья в Европе по запасам оптимизма | Мальтийский вестник

Мальта — третья в Европе по запасам оптимизма

23 декабря 2021

По данным социологических исследований, 61% жителей маленького средиземноморского острова считают, что «все будет хорошо». 22% мальтийцев категорически не согласны с этим, а оставшиеся пребывают в сомнениях и надеждах. Им Мальта обязана званием дов...


Скоро на Мальте

Malta International Music Festival пройдет в 2022 году в новом формате. Одиннадцатый по счету фестиваль будет представлять собой пятинедельный культурный форум, в рамках которого состоится не только множество концертов, выступлений хореографических коллективов, выставок, кинопоказов, но также будут организованы Дни национальных культур.

Мака Лашхи о Днях грузинской культуры: «Столь масштабное мероприятие будет организовано благодаря участию Европейского Фонда Поддержки Культуры»

В 2022 году Malta International Music Festival пройдет на Мальте с новой программой и в новом формате. Организаторы уверяют: это будет самый большой праздник искусства за более чем 10-летнюю историю фестиваля.

Триумф героев: о новой концепции Malta International Music Festival-2022

В этом году отрадно наблюдать за расписанием концертов традиционного Фестиваля барочной музыки в Валлетте (Valletta Baroque Festival). После урезанной программы 2021 (когда можно было только радоваться, что фестиваль вообще не отменили) в наступающем 2022 организаторы подготовили встреч с барочной музыкой в барочном городе, построенном «джентльменами для джентльменов».

Мадригалы, балет и BaRock - Мальта принимает 36 концертов Фестиваля барочной музыки

В наступившем году на Мальте пройдут фестивали, посвященные музыке великих русских композиторов, чей юбилей будет отмечаться в 2022 году

Стравинский, Щедрин и Скрябин — на Мальте

В декабре этого года на Мальте состоится премьера нового мальтийского фильма Blood on the Crown. Фильм рассказывает о событиях начала прошлого века, о борьбе за независимость Мальты и о памятной дате празднования мальтийского Сетте Джуньо.

Blood on the Crown — история о мужестве и героизме