Нарек Ахназарян: «Мы творим свою историю»

16 мая 2017 /
  1. Интервью
Нарек Ахназарян: «Мы творим свою историю» — Мальтийский вестник

С Нареком Ахназаряном мы встретились на следующий день после его концерта на Мальте. Еще с утра с температурой и больным горлом, к вечеру он, как стойкий оловянный солдатик, был в строю и ничто не выдавало его состояния. Вот она, главная составляющая профессии — уметь взять себя в руки тогда, когда того требует ситуация.

— Вчера на концерте перед произведением Массне «Размышление» Вы рассказали его историю. Эта просветительская функция так важна для Вас?

— Конечно, я считаю, что любой хороший музыкант, часто играющий в разных странах, это, скорее, миссионер. Давайте не будем отрицать, что часто достаточно большая часть публики — не очень-то просвещенная, а некоторые даже в первый раз пришли на концерт. Поэтому задача классического музыканта — влюбить людей в это искусство. Иногда музыка может быть непонятна, но если рассказать ее предысторию, то люди начинают осознавать, что им надо искать в ней, какая основная идея. Я считаю, что это очень важно, тем более для таких концептуальных произведений.

 — Насколько Вы требовательны к своему слушателю? Я сейчас говорю не про уровень понимания музыки, а, скорее, про быт: звук телефонов во время концерта, вспышки фотоаппаратов и т.д.

— Есть глобальные общечеловеческие каноны этики и приличия. Ты не ешь в ресторане руками тартар или фуа-гру, то же самое на концерте: каждый зритель должен осознавать, что фотографировать или не выключать мобильный, или производить любые действия, отвлекающие слушателя, неправильно. Сотни людей заплатили деньги, выделили время. И если телефон в этот момент звонит, то это нарушает их покой и, конечно же, отвлекает артиста, который целиком погружается в музыку и живет ей. У меня на концертах неоднократно было, когда и снимали со вспышкой, и разговаривали.

 — А как Вы реагировали? Раздражались?

— Каждый конкретный случай индивидуален, нет единой модели поведения и нет панацеи. Я считаю, что задача артиста, неважно, это музыкант или актер, — попытаться максимально отыграть эпизод до конца и уже потом предпринимать какие-то действия. Скажу честно, порой желание остановиться и накричать было очень сильным, потому что ты действительно злишься. Но надо сдерживаться и максимально культурно дать понять, что это отвлекает артиста. Никто не будет спорить с тем, что, если человек не выключил телефон, то это не специально, а, скорее, от невежества, поэтому зла за это таить не надо.

 — Вы вообще вспыльчивый?

— Очень. Я очень вспыльчивый и очень быстро отходчивый. В этом смысле я как ребенок.

 — Кстати, о детях. Папа — скрипач, мама — пианистка, брат — дирижер, Вы — виолончелист. Как Вы выбрали свой инструмент?

— Инструмент выбрала за меня мама, она очень любит виолончель. В тот период был страшно популярен фильм «Иствикские ведьмы». Там есть один эпизод, когда Сьюзен Сарандон репетирует концерт Дворжака и настолько воодушевленно и пламенно играет, что виолончель начинает дымиться и в конечном итоге возгорается. Я был очень непоседливым ребенком, просто «сорви голова». Мама как-то соединила эти образы, думаю, сработал материнский инстинкт, и она поняла, что мне надо быть виолончелистом. Папа, конечно, был против, он хотел, чтобы я, как и он, стал скрипачом. Более того, удивление руководства школы Саят-Нова, в которую я поступил, было очень велико, потому что тогда на виолончель отдавали тех детей, которые не набирали достаточного количества баллов для обучения на фортепиано или скрипке. Это был резервный, третий инструмент. И вдруг меня, ребенка двух уважаемых профессоров, добровольно отправляют в класс виолончели. Это, конечно, был шок, но я очень счастлив, что так вышло.

 — Но ведь доучивались Вы уже в Москве? Это была родительская жертва?

— В Армении было трудно достичь чего-то глобального в классической сфере, и мама поехала со мной в Москву. Она была ведущим педагогом по камерному ансамблю и фактически пожертвовала своей успешной карьерой профессора Ереванской консерватории, чтобы дать мне шанс в будущее. А папа остался с братьями в Ереване зарабатывать деньги. Ему было тяжело вдвойне, потому что он получал зарплату по армянским меркам и отправлял ее нам в Москву. Это были очень тяжелые годы, но у меня все равно остались приятные воспоминания.

— К судьбе любого состоявшегося музыканта любят приписывать стереотип о потерянном детстве и многочасовых репетициях. Что Вы помните о своем детстве?

— Я был непоседливым ребенком. Конечно, меня пытались усадить заниматься, заставляли играть больше, за что я очень благодарен родителям. Но я не могу сказать, что у меня было потерянное детство, я жил в балансе. Помню и водяные бомбочки, и взрывоопасные эксперименты, и футбол с разбитыми коленями и локтями — все это было. Может быть, не в той мере, как у моих сверстников, но зато долгие уроки обеспечили мне профессиональное будущее виолончелиста.

 — К разговору о профессиональном будущем, если разделить жизнь на «до» и «после» победы в конкурсе Чайковского, что изменилось?

— Конечно, поменялся статус. Звание победителя конкурса Чайковского дает совершенно другие возможности, равно как и обязывает. Открылись новые горизонты: после победы я подписал контракт с тремя ведущими агентствами в разных странах, появились ангажементы намного более высокого уровня и в большем количестве. Конкурс распахнул очень много дверей.

— А тот конфликт во время репетиций к конкурсу Чайковского, где Горенштейн назвал Вас музыкантом из аула, повлиял на то, что Вы взяли первую премию?

— Наверное, чем-то помог, у меня такой характер — я умею собираться в экстремальных ситуациях. Но в тот момент мне ничего никому не надо было доказывать. 100% людей были на моей стороне, потому что все понимали, что это за человек и что подобная ситуация случается с ним не впервые, ведь он девять лет терроризировал Госоркестр. Если бы мне было важно его мнение, то я, конечно, бы переживал. К тому же, все было сказано за моей спиной, во время работы с оркестром, когда я занимался дома. Возможно, если бы я был рядом с ним в тот момент, то история развивалась бы совсем по-другому. С тех пор мы не виделись.

 — Были ведь в Вашей жизни и уроки от легендарного Ростроповича, что Вы о них помните?

— Его мастер-классы — неоценимая польза для меня. Я прошел очень интересный репертуар с Мстиславом Ростроповичем, это были произведения Шостаковича, Прокофьева, Щедрина, то есть те, которые он фактически сочинял вместе с авторами. Было очень много советов об образности, например, в третьей части Сонаты Шостаковича ритм — это сердцебиение и другие ценные моменты. Общаясь с Ростроповичем, учась у него и проходя с ним этот репертуар, я чувствовал, что соприкасаюсь с первоисточником. И потом, конечно, Мстислав Леопольдович — одна из самых значимых и интересных личностей в классической музыке XX века. Встречи с ним были большой удачей, радостью и честью для меня.

— Судя по тому, что я видела во время концерта, на Мальте Вас очень любят. Есть ли в планах совместная работа с местными музыкантами?

— В следующем году планируется тесное сотрудничество с Мальтийским филармоническим оркестром, чему я очень рад. Это приятная атмосфера, доброжелательные люди и замечательные музыканты. Да, мальтийский слушатель меня полюбил, но это абсолютно взаимно. Еще в свой первый приезд сюда я очаровался этим островом, сейчас у меня ощущение, будто я дома.

— Вчера в Вашей программе звучала музыка мальтийского композитора Алексея Шора, насколько я знаю, Вы играете ее не впервые?

— Да, я во второй раз исполняю сочинения Алексея Шора. Мне кажется, что главная их изюминка — это простота, а я — ee ценитель во всем: в интерпретации, в музыке. У Шора нет сложных полифонических задач, линий, гармонически непонятных слушателю и исполнителю. В хорошем смысле его произведения напоминают мне киномузыку. Публика хорошо их воспринимает, потому что легко может прочувствовать.

Нарек Ахназарян: «Мы творим свою историю»
— Кстати, о кино, Вы записали саундтрек к фильму Эмира Кустурицы «Млечный путь». Как Вы нашли друг друга?

— Мы познакомились через моего брата — скрипача Хачатурa Алмазяна, который дружит с Эмиром. Как-то он ему рассказал обо мне, но все это забылось. А через несколько месяцев Эмир звонит со словами: «Я послушал твоего брата, мне очень понравилось, и я хочу пригласить его на свой фестиваль в Мечавник (прим. — деревня, которую построил Эмир Кустурица для съемок фильма «Жизнь как чудо»)». Я, конечно же, с радостью согласился, мы потрясающе провели время, он показал свою деревню, которую построил недалеко от границы с Боснией. Я очень сдружился с его сыном Стрибором. Он, кстати, — автор саундтрека к фильму «Млечный путь». После концерта Эмир подошел ко мне и сказал, что, хотя работа над фильмом уже закончена, он очень хочет, чтобы я внес в него свою лепту. На следующий день мы со Стрибором около восьми часов провели в студии, записывали музыку, делали мелодические вставки. Я думаю, что получилось очень хорошо. Не все вошло в фильм, поэтому весь оставшийся материал скоро будет выпущен на диске.

— Большинство музыкантов обычно выбирают для себя более обособленную позицию и ничего, кроме музыки, не видят. Вы же, насколько я замечаю, человек очень переживающий за многие политические процессы. Недавно даже снялись в клипе с премьер-министром Армении Кареном Карапетяном.

— Каждый человек — гражданин какой-то страны, будь он художник, музыкант, таксист, уборщик, бизнесмен и т.д. Он — владелец паспорта, что обязывает к определенному гражданскому долгу. Я не считаю себя и свою профессию исключением. Не могу сказать, что я очень политизированный человек, но когда решается судьба мира, думаю, это должно цеплять каждого.

А что касается видео, мне позвонили и сказали, что в съемках участвуют Левон Аронян, Артур Абрахам и Карен Карапетян. Я не задумываясь согласился, потому что безумно уважаю Карена Карапетяна. Для меня было большой радостью сняться с ним в этом клипе.

— Вы с братом очень тепло называете друг друга «аперик» (в переводе с арм. — «братик») и очень поддерживаете, но не так часто вместе выступаете. Когда ждать ваших совместных проектов?

— Да, «аперик» — это из детства. На следующий сезон запланированы совместные концерты в Сербии, Германии, Польше. А в начале июня мы с Тиграном выступаем на приморской сцене Мариинского театра во Владивостоке, где я играю концерт с оркестром, а он дирижирует. Кстати, очень вероятно, что вскоре мы будем и на Мальте.

— Не могу не спросить про виолончель Гварнери, предоставленную Вам канадским коллекционером. Как он Вас нашел?

— Лет пять назад он начал следить за моей карьерой через Facebook и YouTube. До этого он никогда не бывал на моих концертах. Но совершенно случайно контакт наладился, тогда я полетел в Канаду и попробовал эту совершенно потрясающую виолончель Гварнери 1707 года. Коллекционер щедро предложил мне играть на ней на долгосрочной основе.

— Но ведь это чистое везение. Вам вообще часто помогают в жизни?

— Жизнь такая штука, что одному прожить трудно. Я счастлив, что в нужные моменты в моей жизни появлялись люди, готовые протянуть мне руку. Но у меня такой характер, что я никогда не жду помощи от кого-то и все стараюсь делать своими усилиями. Да, это не всегда возможно. Например, с виолончелью: у меня нет на банковском счету нескольких миллионов евро, но я не сидел сложа руки и мне с неба упало счастье. Этот коллекционер появился после долгих поисков, я очень активно, с надеждой искал спонсора или человека, который предоставит мне инструмент. Может, космос это ощущает, но я считаю, что если бы я ждал, пока меня найдут, ничего бы не случилось.

Нарек Ахназарян: «Мы творим свою историю»— Вы верите в судьбу?

— Да, но я не верю, что все предначертано заранее, скорее, думаю, что мы творим свою историю. Все, что происходит в жизни, — неслучайно, лично я стараюсь из каждого весомого события вынести урок. Если случается что-то плохое, то я пытаюсь понять почему, не знак ли это или предостережение, и часто замечаю, что, анализируя неприятность, я в будущем избегаю более тяжелых последствий.

— А чье мнение в плане профессии Вам важно?

— Родители — мои самые большие критики, но сейчас они далеко, мы видимся не так часто, как хотелось бы. Поэтому я сам знаю, что у меня получилось, что нет. Впрочем, я никогда не остаюсь довольным концертом, что, на мой взгляд, очень хорошо.

— Даже когда весь «Концертгебау» после того самого Дворжака из маминой мечты аплодирует Вам стоя?

— Реакция публики для меня не показатель.

— А что показатель? Реакция коллег?

— Нет, это еще меньший показатель. Для меня самое главное — ощущение, получилось ли у меня или нет то, что я хотел сделать. Есть немало коллег, мнение которых я безумно уважаю. Иногда похвала от них действительно стоит многого, впрочем, и критика тоже.

— В таком случае, существует ли понятие музыкального братства?

— Я считаю, что если ты ненавидишь какого-то коллегу или ревностно относишься к нему, это, в первую очередь, твой собственный комплекс неполноценности. Не думаю, что у меня есть причины завидовать кому-либо, наоборот — я очень радуюсь за тех, чье творчество уважаю, и не обращаю внимания на остальных. В музыкальное братство я, может, и не верю, но близкие дружеские отношения в нашей сфере точно существуют. В прошлом году я был на фестивале им. Григория Пятигорского в Лос-Aнджелесе, где собрались все самые выдающиеся виолончелисты мира: Йо Йо Ма, Миша Майский, Трульс Мерк и т.д. Была очень приятная атмосфера, не ощущалось никакой напряженности, потому что нет причин для зависти: у каждого своя ниша и каждый предан музыке, а это самое главное.

— Вам нет еще и 30, но Вы уже играли в лучших мировых залах с лучшими оркестрами. Чего Вы хотите в ближайшем будущем?

— Играть больше, играть лучше. Нет какого-то определенного плана, я, в хорошем смысле, плыву по течению. У меня по жизни всегда получалось так: чем больше я рисую планов, тем меньше они реализуются, поэтому я живу хладнокровно и прагматично, строю свою артистическую жизнь и будь что будет.

Беседовала Каринэ Арутюнян


Метки статьи:

Известные гости Мальты Мальтийский международный музыкальный фестиваль

Читайте также:

Алексей Шор: "Мальтийский музыкальный фестиваль станет яркой вехой проекта Валлетта - 2018"

12 июня 2018

Алексей Шор: Мальтийский музыкальный фестиваль станет яркой вехой проекта Валлетта - 2018 | Мальтийский вестник

Своими ожиданиями, связанными с важнейшим культурным мероприятием в жизни острова, делится композитор-резидент Мальтийской филармонической академии.

Пляжи Мальты: ну, и где купаться будем?

27 июля 2017

Пляжи Мальты: ну, и где купаться будем? | Мальтийский вестник

Мальта славится историческими достопримечательностями, но когда в вашем распоряжении теплое море, не грех искупаться даже при самой насыщенной культурной программе. Тем более, что пляжи на Мальте есть — как хорошие, так и, гм, своеобразные.

Rhapsody in true

17 июля 2018

Rhapsody in true | Мальтийский вестник

Just for one evening the European capital of culture, Valletta, moved to Rachmaninov’s semantic field. Nikolai Lugansky – a pianist next to impossible in the circumstances of today’s Universe – performed Rhapsody on a theme of Paganini.

Россия и Мальта: полвека вместе

04 января 2018

Россия и Мальта: полвека вместе | Мальтийский вестник

В Белом зале Государственного геологического музея имени В.И. Вернадского прошел концерт в честь 50-летия установления дипломатических отношений между Россией и Мальтой.

Где мой дом?

01 апреля 2019

Где мой дом? | Мальтийский вестник

Смена страны — всегда непросто. Другой язык, быт, рабочие вопросы, новый круг общения, расставание с близкими, с привычным укладом. Адаптация может занять до нескольких лет. Сегодня мы поговорим о механизмах, которые могут облегчить или, наоборот, усложнить адаптацию.

Электромобиль — хорошо забытое будущее

01 сентября 2019

Электромобиль — хорошо забытое будущее | Мальтийский вестник

Летом 2006 года в жаркой Калифорнии никому тогда не известная компания Tesla Motors представила публике прототип спортивного электромобиля. Вялые предзаказы по 100 000 долларов, усмешки публики, привыкшей, что электромобилем может быть детская игрушка или складской погрузчик, но никак не спортивный родстер…

Новости Мальты

Март — без баров | Мальтийский вестник

Март — без баров

24 февраля 2021

В марте бары не откроют — прозвучало обещание Министра здравоохранения Мальты Криса Ферне. Однако, по сообщению Министра местным СМИ, рестораны смогут работать до 12 часов ночи (напомним, сейчас они закрываются в 11 часов вечера). Бары на Мальте ...


Школы английского языка на Мальте ориентируются на местный рынок | Мальтийский вестник

Школы английского языка на Мальте ориентируются на местный рынок

24 февраля 2021

В период пандемии школы изучения английского языка на Мальте переживают далеко не лучшие времена. На плаву их поддерживают государственные надбавки к заработной плате и студенты курсов, организованных Мальтийским управлением по туризму — сообщает порта...


Мальтийский фестиваль Lockdown получил Приз граждан Европы | Мальтийский вестник

Мальтийский фестиваль Lockdown получил Приз граждан Европы

17 февраля 2021

Мальтийский онлайн-фестиваль Lockdown стал первым событием такого рода на острове во время, когда жители Мальты находились на самоизоляции. В марте 2020-го года четыре артиста — Вегард Флатой (Vegard Flatoey), Зои Камиккери (Zoe Camikkeri), Нильс Плот...


Туризм на Мальте в 2021 году не вернется на допандемический уровень — зимний прогноз Еврокомиссии | Мальтийский вестник

Туризм на Мальте в 2021 году не вернется на допандемический уровень — зимний прогноз Еврокомиссии

16 февраля 2021

В 2021 году рост мальтийской экономики может составить около 4,5%, заявили в Еврокомиссии в рамках зимних экономических прогнозов. Об этом сообщает портал Мальтийской торговой палаты После неутешительных результатов 2020-го года ожидается, что вакц...


Карнавал 2021: нет шествий, но есть выставки, фильмы и мастер-классы | Мальтийский вестник

Карнавал 2021: нет шествий, но есть выставки, фильмы и мастер-классы

05 февраля 2021

Мальтийское агентство Festivals Malta подготовило проект, посвященный традиционным карнавальным празднованиям на Мальте. В этом году все массовые праздники отменены, но есть несколько мероприятий, которые способны подарить настроение карнавала. Выс...


Февральские скидки для влюбленных в историю Мальты | Мальтийский вестник

Февральские скидки для влюбленных в историю Мальты

03 февраля 2021

В феврале Heritage Malta предлагает два специальных комбо-билета: Rabat Combo, с которым можно посетить Виллу Домус Романа, Национальный музей естественной истории и Катакомбы Святого Павла, Prehistoric Combo, который охватывает мегалитические...


Скоро на Мальте

Не пропустите прямой эфир 26 февраля в 20:00

«Пока на карантине... В гостях у друзей!» Марина Шаломай и Flower Arrangement Workshop

Эдуард Мартиросян и его компания Printagram приоткроют занавес и секреты технологий! Вы узнаете, как и где напечатать все что угодно и сделать памятные подарки своим близким и друзьям.

«Пока на карантине... В гостях у друзей!» Printagram

В очередном концерте этого цикла, который состоится 19 февраля в исполнении музыкантов МФО: Брит Аренд (арфа) и Джузеппе Рекья (кларнет), прозвучат романсы Роберта Шумана — одного из величайших композиторов эпохи романтизма.

Концерт Chamber Fridays #2

Сказочный балет в исполнении артистов Большого театра можно будет увидеть на экране в творческом пространстве Spazju Kreattiv.

Большой театр в кино: балет «Спящая красавица»

Цикл концертов, посвященных творчеству современных композиторов, начнется с выступления музыкантов Мальтийского филармонического оркестра: Дженни Мелвилл, Даниэля Галлетто, Джакомо Челло и Даниэля Гаучи

Современная музыка — концерт в Валлетте